Пол Маккартни: «Элвис, не те слова!»
Самый успешный рок-музыкант рассказывает о своем любимом кавере на «Yesterday».
О 69-летнем экс-битле известно более или менее все. Корреспондент Time Out подкараулил сэра Пола в Абу-Даби, где его концерт был увязан с этапом автогонок «Формула-1».

— Гонку-то будете смотреть?

— Причина, по которой я здесь, не в том, что мне понадобились деньги. Просто в моей технической команде есть пара ребят, которые с ума сходят по «Формуле-1». И они будут вне себя, когда окунутся в эту атмосферу. Для меня, к несчастью, это просто еще один концерт, еще один перелет.

— Первый этап этого вашего тура «On The Run» получил смешанные отзывы. Придется, так сказать, доставать что-то из рукава, чтобы выступление получилось нерядовым.

— Главное — это реакция зала. Это важнее всего, и если отдача происходит, ты начинаешь работать больше чем на 100 процентов. Потом, у меня отличные музыканты сейчас играют. В конце концов, я до сих пор люблю концерты. Я люблю их еще и потому, что сейчас мы не гастролируем до изнеможения.

— Те два с половиной часа, которые вы в свои годы проводите на сцене, — это ведь не очень легко, да?

— Странное дело, если бы мне много лет назад сказали, что в таком возрасте я буду столько времени проводить на сцене, я бы скорее всего не поверил. Но факты таковы, что, вопреки словам людей «это, должно быть, выматывает», на самом деле это бодрит. Два с половиной часа для меня просто пролетают, так что я хочу продолжать. Перед туром я стараюсь убедиться, что нахожусь в хорошей форме. Начинаю чаще ходить в спортзал, но без фанатизма, мой максимум — это час в день или типа того.

— Ваш самый памятный концерт?

— Это сложно, все-таки есть из чего выбрать. Но вот что первым пришло на ум: выступление The Beatles на «Ши Стадиум» в Нью-Йорке. Это был вообще первый стадионный концерт, до нас ни один музыкант такого не делал. Но у нас не было ощущения, что мы делаем что-то историческое. Фанаты просто сходили с ума, а из-за шума мы не слышали сами себя, не слышали музыки. Гвалт стоял такой, словно ты играешь, а вокруг — миллиард чаек. А так в моем списке запоминающихся концертов могло бы быть что-то около ста позиций.

— Не так давно вышел документальный фильм о Джордже Харрисоне «Живущий в материальном мире». Вы участвовали — какие-то воспоминания это пробудило?

— О, вот это было вправду здорово. Я в фильме рассказывал, как впервые увидел Джорджа, ему было 14 или 15. Мы на одном автобусе тогда в школу ехали. Что сказать, все это будит кучу воспоминаний. Самые разные чувства — для меня это было что-то радостное и безумное, серьезное и мистическое. И закончилось грустно.

— Песню «Yesterday» перепевали чуть ли не больше всего в истории музыки. Чья версия вам понравилась больше?

— Да, записано что-то вроде 3000 кавер-версий, так что это даже слегка смешно. Я однажды попросил составить мне что-то вроде топ-20. Больше всего мне понравилось, как это спел Марвин Гей. Много хороших: Рэй Чарльз, Синатра, Элвис, если только суперзвезд брать в расчет. Одного не могу взять в толк. Там поется (начинает петь): «I did something wrong, now I long for yesterdaaaaay». Но и Марвин, и Элвис, и Синатра — все почему-то пели: «I must-have-said something wrong…» То есть уже не точно знаю, что сделал что-то не так, а типа допускаю, что, возможно, что-то не то сказал. Ну, ребята, слова-то не те! Полная безответственность, полная!

Хелен Элфер

Спецпроект

Загружается, подождите ...