Три ключа
Душеспасительный триллер про маньяка-подрывника для католиков и протестантов. За весь фильм не падает ни одной капли крови и не звучит ни одного неприличного слова.

После одной особенно увлекательной лекции о Блаженном Августине студент-теолог Кевин (Марк Блакас) попадает в затруднительную ситуацию. Мобильный телефон богослова атакует маньяк, который предлагает ему за ближайшие три минуты покаяться в страшных грехах детства — или же машина Кевина взорвется прямо на автостраде. Встревоженный теолог едет прямиком в полицию, где встречает Дженнифер Питерс (Джастин Уодделл), полицейского психолога и по совместительству писательницу. Ее брат — вот совпадение!- погиб от рук того же подрывника.

На первый взгляд неказистый, поставленный по новелле популярного в Америке писателя-евангелиста Теда Деккера фильм Робби Хэнсона — просто очередной эпигонский триллер. Глупо отрицать, что в оригинальном начертании «Thr3e» читается плохо скрываемый намек на «Se7en» Дэвида Финчера, маньяк, словно под копирку, срисован с душегуба-выдумщика из «Пилы», а звонки мобильного раздаются из «Телефонной будки» Джоэла Шумахера.

Но обстоятельства сложились так, что «Три» стал подлинным событием в жизни американских христиан, а посредственный режиссер Хэнсон вот-вот станет суперзвездой для тех зрителей, которые регулярно посещают церковную службу. «Три ключа» - не первый опыт работы Хэнсона с душеспасительной прозой. Но для Fox Faith, нового отделения кинокомпании Fох, это — дебютный релиз. Fox Faith создано специально для того, чтобы завлечь на воскресные сеансы католиков, протестантов и, если получится, - мормонов. Поэтому в триллере «Три ключа» не падает ни одной капли крови и не звучит ни одного неприличного слова. Осененные всполохами божественного огня (пиротехникам христианская мораль едва ли помеха) герои битых полтора часа спорят о том, когда именно родился Кант, и мучительно рассуждают, могут ли в одном человеке уживаться как божественное, так и дьявольское. «Конечно, могут!» - ответим мы. Ведь получается же у боссов Fox одновременно радоваться прокатным успехам «Бората» и ставить в производственный план следующий роман евангелиста Деккера (в постановке, естественно, Хэнсона).

Еще по теме