«Мы ездим в Россию просто кайфовать с фанами»
Фронтмен группы Gogol Bordello Евгений Гудзь рассказал об особых отношениях с Россией.
Gogol Bordello любят Россию, а та отвечает им взаимностью. Видимо, поэтому, сколько бы они ни приезжали, их принимают полными залами. Ближайший концерт Gogol Bordello — 25 ноября в клубе Arena Moscow.

— Вы раньше часто жаловались, что вашу музыку в России неправильно воспринимают. То есть за балаганом не видят идеи.

— Ну да, а теперь все понимают (смеется). Мы теперь ездим в Россию просто кайфовать с фанами — это основная движущая сила этих мероприятий. So everything is fucking cool, it’s a party! В прошлом нам почему-то казалось, что это воспринимается недостаточно интернационально. Gogol Bordello — это, во многом, сборная мира, коллектив с очень позитивной энергией. Очень важно, конечно, чтобы наш коллектив воспринимался во всей его разносторонности. Вот, допустим, в Мексике нас воспринимают не как восточноевропейский коллектив, как в России, а просто как рок-группу с интернациональным составом и соответствующими влияниями. Без понимания этого нельзя врубиться в суть коллектива.

— В Мексике, наверное, еще как-то особенно реагируют на слово «иммигрант»?

— Не знаю, слово «иммигрант» в моей среде не имеет вообще никакого социального статуса. Оно так же естественно, как мое имя. Нет в нем никакой политической нагрузки. Это, кстати, одна из вещей, которые нам все время ошибочно приписывают — про политические настроения бэнда. Мы ничего общего с политикой не имеем.

— А когда слушаешь песни вроде «Immigraniada» — слышится что-то политически-провозгласительное.

— Не путайте политику и гуманитарное настроение. Политика — это киоск сегодняшних новостей. Она меня никогда не интересовала и не будет интересовать.

— Давайте поговорим о том, что вам интересно, — я читал историю, как на одном крупном фестивале вы чуть ли не в последнюю минуту заменили Лил Вейна, ну и произвели фурор…

— Производить фурор — это наша работа, да. Это очень памятное выступление. Вейна, по-моему, арестовали или что-то такое, а нам позвонили буквально за несколько часов до выступления. Так вышло, что мы были «на районе» (смеется).

— Напрашивается вопрос — вам в принципе все равно, перед кем выступать? Не обязательно, чтобы это была «ваша» аудитория?

— Мы приходим к аудитории, а не она к нам. Всегда идем на контакт. И нет такой аудитории, которая сразу бы не стала нашими фанами. Доказано на практике.