Москва
Москва
Петербург
Интервью: Дженни Хольцер

Интервью: Дженни Хольцер

Суперзвезда современного искусства рассказывает о работе с секретными документами.
Дженни Хольцер, приехавшая на открытие своей выставки в Москве, беседует с нами в комнате, по стенам которой развешаны живописные работы из серии «Секретные материалы». Вероятно, поэтому она приветствует нас так: «Добро пожаловать в нашу секретную ложу!»


Что это за история с секретными документами и какая у них связь с супрематизмом?

Действительно удивительная идея — делать такую живопись. Я довольно давно уже, несколько лет, делаю живописную серию про секретные документы — в том числе тексты, связанные с Ближним Востоком: я интересуюсь, что мы там делаем — как, впрочем, многие люди. И вот, когда появился шанс сделать эту выставку, я думала о моем любимом супрематизме и о том, что могу соединить эти замечательные картины с документами, в которых вымараны квадраты, прямоугольники — супрематические формы.

Они же секретные. Как вы их достали?

Документы открывают для доступа постепенно, согласно закону. Но, к сожалению, вычеркивают оттуда много информации.

Цветными фломастерами вычеркивают — фиолетовым, рыжим?

Нет, только черным цветом, конечно. Но я брала картину Малевича и один лист с вымаранным текстом и переносила цвет из картины на готовые уже формы. Получалась совершенно абстрактная живопись.

То есть цвет вы использовали нелегально?

(Смеется). Виновата, признаюсь.

Получается, что в картинах очень важна история. А в ваших световых инсталляциях, наверное, важна и информация, которую очень трудно прочитать?

Было бы побольше времени, мы бы перевели тексты на русский. Так получилось, что на выставке есть работы, в которых много-много информации — инсталляции и картины, в которых практически отсутствует содержание. Мне нравится такая игра — интересно, что делает человек, когда попадает в такую ситуацию.

Ситуация непростая, не только потому, что текст английский, — ведь все мелькает и кружится. Эти работы вообще рассчитаны на понимание или должны ставить в тупик?

Ну, на самом деле понять несложно. Одна лента бежит — просто как световое сообщение. Другая — мелькает, делает ситуацию более драматической, мистической…

Вы очень отстраненно относитесь к зрителю — то есть он может понимать, может не понимать, что происходит…

Да, люди должны решать сами.

Вы интроверт, сосредоточены на себе?

Да, в этом есть смысл — остается время делать работы.

А публика? Нет желания произвести впечатление?

Нет, я просто делаю работы. А они уже сами впечатление производят.

Вы начинали с очень простых сообщений. Тогда вам был важнее текст, чем образ?

Ну, это было в самом начале, я делала таблички, и было логично, что они простые, черно-белые. Конечно, все зависит от работы — содержание важно, но и форма может быть интересной, даже красивой.

Непохоже, что вы себя ощущаете настоящей звездой…

(Смеется).

Хотя вот на кедах у вас написано «все звезды»…

Да, это Converse за 20 долл., одолжила у дочери. Хотя некоторые говорят, что мне это не совсем по возрасту.

А дочери сколько?

Девятнадцать, она изучает фотографию — посмотрим, что получится. Вернее, она посмотрит…

Как получилось, что эта роскошная галерея открывается именно вашей выставкой?

Не знаю, я встретила галеристку, с которой раньше работала. Она предложила такое приключение — поехать в Москву.


Выставка Дженни Хольцер «Like truth» в Diell + Gallery One
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация