Интервью: Михаил Пореченков
«Реальный папа» не боится ремейков и верит в прекрасное будущее.
Вот вышел «Реальный папа», и вас начали сравнивать со Шварценеггером в «Детсадовском полицейском». А что начнется после «Дня Д», вашего ремейка «Коммандо»? Но вы ведь совсем на Шварца не похожи, у вас же лицо доброе…

«Реальный папа» не имеет никакого отношения к американским фильмам! Это журналистские выдумки! «День Д» тоже не ремейк, а фильм по мотивам «Коммандо». Это же совершенно разные вещи! Кстати, американский рынок так же переполнен ремейками. Ну а утверждать, что я похож на Шварценеггера, могут только те, кто не знает его творческой биографии и тем более моей. Это от скудоумия — наклеивать на всех ярлыки. Вот когда мы в театре ставили Гамлета, все кричали: «менты» ставят Гамлета! Я снимаюсь в боевиках и экшенах — все говорят, что я претендую на «русского Шварценеггера». Такие истории придумывают люди, которые живут в квартирках по 20 кв. м, и узость горизонта у них соразмерна жилплощади. И вообще, никто уже не знает, что первично, а что вторично. Сюжетов всего пять или семь, и они появились очень давно, а все истории придумал Вильям Шекспир. Ну а российскому кинопроизводству надо сперва научиться писать правильные сценарии, потом улучшить систему съемки, а потом появятся хорошие оригинальные фильмы.

Как же это произойдет, если многие телеканалы не принимают вразработку оригинальные идеи, а только проверенный западный шаблон?

Почему? Все зависит от того, насколько хорош предлагаемый проект. Например, сериал «Ликвидация» — это талантливая работа, которая имела необыкновенный успех. Правда, таких оригинальных идей я уже давно не встречал. Теперь все разрешено, не против кого протестовать. Иидеи тут же иссякли. Творческий кризис не только у нас, но и на Западе.

Ну и как вы видите будущее? Все плохо?

Будущее светлое. Жизнь прекрасна.