Интервью: Андрей Рубанов
Писатель рассуждает о важности личного опыта.
Насколько я знаю, про то, о чем вы пишете в своих романах, вы знаете не понаслышке. Это так?

Да. Я работаю только на собственном материале, ни в коем случае не с чужих слов. Если мне надо написать наркомана, то я пробую на себе. Либо я использую то, что со мной уже происходило раньше, а если еще нет, то я делаю так, чтобы это произошло, и только потом перекладываю это на бумажку. Вот примерно так.

То есть вы тоже вином торговали, как Матвей из «Жизнь удалась»?

Да, торговал.

И сидели, как герой «Сажайте и вырастет»?

Да, сидел.

Сколько?

Как написано — так и сидел, три года.

За что?

Меня обвинили в мошенничестве, я был под судом и под следствием три года. Все это время сидел. Потом обвинение в мошенничестве сняли и осудили меня за неуплату налогов.

Когда вы решили, что хотите про это написать?

Я с 14 лет пишу. Много писал, но у меня были перерывы. Я сочинительство для себя рассматривал как план Б.

Что такое план Б?

Это значит, что если вы родились, например, репортером, но очень не хотите им быть, то вы пытаетесь заняться чем-то другим. Когда у вас не получается, вы плюете и думаете: ну ладно — буду репортером.