Две громкие постановки в Большом
Главный театр страны напоминает о премьерах прошлого сезона.
Большой готовится к вводу в строй исторической сцены и одновременно на сцене Новой показывает премьеры прошлого сезона.

В «Утраченных иллюзиях» звучит хорошая музыка (партитуру специально для Алексея Ратманского сотворил Леонид Десятников) и стоят отличные декорации (художник Жером Каплан пустил по парижским интерьерам текущие облака — «картинка» стала зыбкой, как давние воспоминания). В основании сюжета — солидный роман Бальзака. В архиве — легенда о спектакле с тем же названием, что в 1936 году поставил Ростислав Захаров в Мариинском театре. Алексей Ратманский собрал все вместе — музыку, картинку, легенду — и сделал спектакль медленно-ностальгический. Есть забавно придуманные сцены — например, ежедневный класс в Парижской опере, свидетелем которого оказывается главный герой (юный композитор, пришедший предложить театру свою партитуру). Привычные позы балерин, делающих утренние упражнения, будто дрожат в воздухе — потому как это взгляд юного провинциала: он увидел толпу красивых женщин (по тогдашним представлениям, еще и полуголых), и у него в глазах все поплыло. Есть азартное фуэте, которое шарашит на игровом столе роковая разлучница (герой был влюблен в девушку скромную и чистую — но вот пришла эта вертящаяся чертовка, и прощай, возвышенная любовь). Но в целом сюжет, в котором полно ревности, отчаяния, корысти и интриг, пересказан без драйва — будто Люсьену уже лет девяносто и он вспоминает о молодости, не испытывая бурных эмоций.

Меж тем труппа Большого выдать первоклассный драйв на сцене вполне может — чему свидетельством «Chroma». Одноактный балет Уэйна Макгрегора на музыку White Stripes встряхивает зрителя в первую же минуту и заставляет смотреть на сцену не отрываясь. На то, как тела танцовщиков гнутся на невероятные углы; как Светлана Лунькина, тихая и нежная прима Большого, становится волной и молнией одновременно; как раскалываются классические па и собираются вновь. Обзывать стиль Макгрегора, что вот уже пять лет является резидентом-хореографом Английского королевского балета, можно как угодно: кто-то говорит о деконструктивизме, кто-то — о неонео-классике. Но если вы хотите увидеть балет, не ностальгирующий по прошлому, а прямо изготовляющий будущее, — «Chroma» создан для вас.

Спецпроект

Загружается, подождите ...