Москва
Москва
Петербург

Русские книги, которые мы читаем

Романы последних лет, которые до сих пор считаются актуальными и новаторскими.

«День опричника»
Владимира Сорокина
Злой, филигранно сработанный, как лаковая шкатулочка, текст Сорокина, во-первых, вернул писателя в строй злободневных авторов, а во-вторых, доказал литературному сообществу, что постмодернизм может быть актуальным. Вернувшись из турне по Европе, во время которого представлял перевод на английский язык уже ставшего культовым романа, Владимир Сорокин пошутил, что европейцы учат клич «Гойда!».

«Generation P»
Виктора Пелевина
Его зачитывали до дыр, рекламные слоганы из романа превращались в рекламные слоганы на растяжках поперек московских улиц, и некоторая часть особенно преданных поклонников всерьез поверила, что политики — трехмерные создания компьютерщиков и пиарщиков.

«Похороните меня за плинтусом»
Павла Санаева
Надрывный роман модного теперь режиссера, в основу которого положена реальная история отношений матери Павла с ее мужем Роланом Быковым и родителями. До сих пор любим, во-первых, за то, что это роман взросления, а значит, про каждого из нас, и, во-вторых, за выписанное в книге общее советское прошлое и его стереотипы.

«Это я, Эдичка»
Эдуарда Лимонова
Считается одним из самых эпатажных произведений русской литературы из-за ненормативной лексики и шокирующих признаний русского эмигранта в Нью-Йорке, который живет на пособие, перебивается случайными заработками и не стесняется рассказывать о своем гомосексуальном опыте.

«Санькя»
Захара Прилепина
Ученик Лимонова в кряжистом, нарочито грубом и очень искреннем тексте показал, какие славные ребята революционеры и что даже национал-большевикам не чужда нежность на грани с сентиментальностью.

«Ночной дозор»
Сергея Лукьяненко
Довольно скучный, с массой лишних деталей и наивных философских выкладок роман про борьбу Добра со Злом не только до сих пор считается классикой современной фантастики, но и послужил литературной основой для первого российского блокбастера, в котором 3D-графики учились рисовать порубленных самолетным винтом ворон.

«Casual»
Оксаны Робски
Можно по-разному относиться к Оксане Робски, но она создала в русской литературе новый жанр романа — про рублевских барышень. И хотя товар оказался скоропортящимся и новые ее книги раскупаются уже не так споро, «Casual» навеки останется классикой в этом сегменте книжного рынка.

«Духless»
Сергея Минаева
«Русский Бегбедер» — Минаев — написал увесистый роман для офисного планктона про менеджеров среднего звена. Всего добившемуся и всем пресытившемуся поколению тридцатилетних посвящается.

«Одиночество-12»
Арсена Ревазова
Из никому не известного писателя, чей роман издательство Ad Marginem выпустило тиражом 10 000 экземпляров, Ревазов за месяц превратился в автора бестселлера и «наш ответ Дэну Брауну». Древний Египет времен Нового царства, Иосиф и Дева Мария, поздняя осень Средневековья, НЛП, настоящая любовь, русская тюрьма с феней и урками. Дэн Браун нервно курит.

«Огненное погребение»
Владимира «Адольфыча» Нестеренко
Едва ли не единственный пример добротного экшена в литературе. Погони, перестрелки, разборки, группка бандитов и девушка-красавица. В книгу входят еще и несколько рассказов, по яркости стилистической мощи сопоставимых с самим Сорокиным. Новая классика и совершенно новый вид литературного интертеймента. 

21 апреля 2008
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация