Чем заняться в аэропорту, если рейс задержан
Когда самолет опаздывает или встречаешь друга,в аэропорту можно найти немало интересного.
Я и мой друг самолет

Моя казанская подруга, не первый год зарабатывающая танцами у шеста в странах третьего мира, каждую неделю все время куда-то улетает. Она сваливается мне как снег на голову.

Два часа ночи, звонок: «Привет, ты не спишь?» — «Нет, конечно». — «А что делаешь?» — «Конструирую макет Останкинской башни». — «Правда, а зачем?» — «Ну, я обычно этим занимаюсь в два часа ночи. Шучу. Откуда ты прилетела на этот раз?» — «Из Дании. Ты знаешь, там очень странные мужчины. Можно к тебе?» — «Ну что поделать». Я надеваю халат, ставлю чай и жду мою чудесную подругу, уж она-то точно знает, что делать в наших аэропортах, когда самолет задерживают. Тем более у меня скоро командировка.

«В Шарике (Шереметьево-2) в последнее время я провела столько времени — кажется, больше, чем дома. Нет, правда. Знаешь, когда рейс задерживается, на меня обычно нападает жор. Слава богу, там есть TGI Fridays. Сейчас у них делают “быстрые блюда”. Готовые салат и картошку фри несут уже через пять минут. А эти говорливые официанты с не пойми чем на головах и улыбками? С одним полтора года назад перед Бейрутом познакомилась, до сих пор в гости к нему хожу. Ну, когда тебе не дозвонюсь…Там вроде все шумит, но расслабляешься реально. Вот недавно в этом “Фрайдисе” призналась своему заказчику в любви. И все бы ладно, но при его жене. В итоге самолет в Нью-Дели улетел без меня.

А перед этим, полгода назад, представляешь, уснула за столиком ресторана, того, что с видом на летное поле, на четвертом этаже. Я улетала вечером.А вечером там делать нечего. Потому что окна отсвечивают и никакого поля не видно. Мои подружки мне не дозвонились и отправились в Сеул радовать корейцев без меня. Ты знаешь, у меня было реальное желание подать в суд на сотрудников этого ресторана за то, что меня не разбудили. А о чем они думали? Я лежала, как дура, с открытым ртом, а вдруг я умерла? (“Не кричи, ночь же!” — говорю я ей). Но, знаешь, утешила меня тогда закусочная на первом этаже Upper Crust в духе “Пяти звезд”. Два французских багета с начинкой из цезаря и два американо без молока (молоко просила, но не принесли, забыли, наверное) — все на 720 р. Багет был, правда, некусаемый. Я спросила: “Он у вас что, вчерашний, что ли?” Парень ответил: “Давайте подогрею, мягче будет”. Спокойно и без хамства. Зато курить можно.

Ой, а на третьем этаже прямо над VIP-залом — суши-бар “Сушки”. Шесть штучек “Филадельфии” — 270 р. Авиационный фастфуд — смерть японцу. Зато ТВ-плазма, большой аквариуми бесплатная “Российская газета”.

Когда прилетела, в киосках Travelex хотела поменять свою мелочь на рубли. Операторша сказала, что мелочь не берем, а датские кроны временно не обмениваем. И тут поняла— вернулась на родину.

А вот Домодедово — другое дело. Куча итальянской еды: Fantozzi, Benvenuti. Три японских заведения: кафе “Ориентал экспресс”, “Азиан кафе” и суши-бар “Японский городовой”. Я всегда выбираю “Экспресс”. Когда самолет опаздывает, всегда тащусь в крайний Duty Free. Там большой выбор кремов “Шисейдо”, а в прошлый раз сделала себе педикюр. Немножко чудно, сверху на тебя все смотрят, но, знаешь, ко всему привыкаешь. Кстати, в Шереметьево есть самый крутой Duty Free. С этим делом у нас в Москве плохо. Полное старье. Но вШарике рядом с выходом номер 14–16, недалеко от Burberry, поселился какой-то экспериментальный магазин косметики. Взяла себе там эксклюзив — парфюм Badgley Mischka. Продавщицы как везде: она такая стоит с завитушками, а я ее спрашиваю: “Это у вас что, особая концепция?” Она почему-то покраснела и говорит: “Это специальная информация, мы ее вам предоставить не можем”. Что за ерунда.

В Домодедово — частный DVD-кинотеатр. Билет 200 р. У меня был с собой “Ловцы ветра” Фостера. Не успела его посмотреть, а фильм — просто с ума сойти. Я была одна, говорю им: “Поставьте, вот вам еще 300 р.” Отказались. Крутят только свое. “Старикам тут не место” я не нашла, остановилась на “Горбатой горе”. По крайней мере, свой рейс не пропустила. В тот раз уже мой друг самолет увез меня. Впрочем, я уже здесь, у тебя. Пойдем спать».

Вика Д.


Менеджер третьей степени

Я не работал два года, а теперь занимаюсь тем, о чем не очень хотелось бы говорить. Не подумайте, что криминалом. Просто, поверьте, скучно и обыденно. Командировки достаточно часты. Больше всего из Внуково.

Снаружи сейчас Внуково похоже на большую стройплощадку. То же ощущение переходности царит и внутри. «Сумки на ленту!» — истошно орет тетя в синей пилотке в терминале внутренних рейсов. Все кафе здесь имеют примерно одно и то же меню и работают в постсоветской стилистике, демонстрируя на витринах завернутые в целлофан бутерброды. Самым вменяемым местом оказывается «Брюхов Паб» на втором этаже, который, конечно, совсем никакой не паб, а похож на обычный среднерусский ресторан, причем не последний. В потертом меню на зеленой бумаге есть даже раздел «От шефа», состоящий главным образом из названной по-разному говяжьей и свиной вырезки на гриле (от 800 р.). Весь фокус этого места — в блюдах попроще, которые оказываются затратно сопоставимыми с бутербродами и кофе в буфетах. «Уха по-царски с расстегаем», не взять к которой «пятьдесят» водки (120 р.) равносильно преступлению, как-то очень гармонирует с постсоветской сермяжностью терминала внутренних линий.

Главное зрелище — табло вылетов. Если у вас есть русская склонность упаковываться в самолет в бесчувственном состоянии, лучше садиться выпивать прямо напротив табло.

В международном терминале — европейская тишь да благодать. Уголок прогрессивного фастфуда, в котором представлены «Рикша И Ван» и «Шоколадница», кажется оазисом благоденствия, фрагментом городского быта, никак не связанного со стрессами перелета. За спокойствие приходится платить: цены от общесетевых отличаются вдвое, при этом жареная лапша со свининой (150 р. в аэропорту, 85 р. в городе) ужарена все так же сильно, а эспрессо (109 р. в аэропорту, 69 р. в городе) все так же остается довольно средним.

Во Внуково есть странные вещи. Например, на первом этаже стойка экспресс-обслуживания пассажиров. Все процедуры регистрации без очередей, но за 1500 р. Это когда тебя специальный сотрудник везде без очереди проводит. Есть парикмахерская «Дуэт». Кстати, мужская стрижка — 480 р. Тетки специальные, из моего детства. А суперхит второго этажа (сектор Д) — световой футбол. Это такое четыре на четыре метра поле с мячом, которое проецируется с потолка на пол.Если на мяч наступить, он начинает двигаться. Забавно и помогает в борьбе со временем. А в Шереметьево-2 я часто встречаю подругу. Она прилетает раз в две недели из Лондона. Приезжаю к пяти утра. Пользуюсь маленьким супермаркетом (второй этаж) прямо под табло. Цены, между прочим, как в «Азбуке вкуса». Выпиваю апельсинового сока. Еда здесь уступает домодедовской. А вот журнальные и музыкальные киоски расположены компактно. Есть возможность всегда выбрать то, что нужно. В них, кстати, можно купить карточку «Порттелеком» (80 и 360 р.), чтобы воспользоваться космическими таксофонами со стеклянными колпаками. Если, правда, разберетесь с инструкцией. Я с первого раза не разобрался. Но женщины, торгующие напротив соками, подсказали.

В Домодедово, кстати, я еще просто так заезжаю. Сижу в «Аэробаре». Исключительно ради того, чтобы понять, насколько абсурдна аэропортная жизнь со всеми ограничениями, правилами, проверками и жестикулирующими стюардессами. Ты понимаешь, что такое абсурд, когда ковыряешь вилкой купатину-улитку из микроволновки (185 р.) с картофелем по-деревенски (вместо обещанного фри) и листочком салата. И с каждым новым глотком «Хугардена» (210 р.) клинского разлива даже как-то начинаешь радоваться, что сегодня никуда не летишь, а остаешься дома. Потому что мы, менеджеры третьей степени, летаем редко.

Петр