Москва
Москва
Петербург
«Нельзя выходить из театра с холодным носом»

«Нельзя выходить из театра с холодным носом»

Нина Дворжецкая поставила спектакль по пьесе Улицкой, который утоляет потребность в качественной мелодраме лучше телесериалов.

— Это ваш первый спектакль?

— Я с Алексеем Владимировичем Бородиным делала «Дневник Анны Франк» как ассистент режиссера. Потом был спектакль «Вдовий пароход» в Щукинском училище. «Мой внук Вениамин» — первая самостоятельная работа с профессиональными артистами.

— Почему именно сейчас решились на это?

— Прочитала пьесу Людмилы Улицкой и подумала, что хорошо бы мне такой материал сыграть. Но я еще молодая, а там главным героиням по 65–70 лет. В нашем театре есть артистка, на которую буквально написана эта пьеса, — Наталья Николаевна Рязанова. Я очень давно с ней дружу. Ей пьеса понравилась. Бородин нас поддержал. Музыку к спектаклю написал мой муж, Алексей Колган. С художником Акинфом Беловым мы работали над «Вдовьим пароходом», я знаю, что могу на пальцах объяснить, что мне нужно, и он сделает. Очень родные и понимающие люди делали эту историю. Я до сих пор не считаю себя режиссером, просто так сошлись звезды. Очень хотелось, чтобы люди узнали историю про Эсфирь Львовну и Елизавету Яковлевну. Это нужно мне! Как человеку, а не как артистке, решившей поменять амплуа…

— Почему вы выбрали именно эту пьесу?

— История про людей, про благородство, про умение любить. Сегодня, когда не сбылись какие-то демократические надежды, зрителю такая история необходима. Она настоящая. Зритель не дурак, ему нужна правда. Тогда он начинает задумываться — о себе, о своей жизни. И главное, чтобы хоть немного было про любовь. Про любовь людей, а не девушки и юноши, хотя и эта история в пьесе есть. Вообще про то, что любовь — это великий строитель. Сериалы, может, кого-то и радуют, но они плохие по качеству сценария. Там нет класса, а у Улицкой он есть. В «Вениамине» очень вкусный текст.

— Почему, как вам кажется, мелодрама сейчас уходит из театра?

— Мне кажется, про зрителя подумали, что он хуже, чем есть, глупее. Решили, что его можно купить всяческими выкрутасами. Я, кстати, работаю в театре, в котором этого нет. Нельзя выходить из театра с холодным носом.

— Был ли важен для вас национальный оттенок этой истории?

— Никакой национальной подоплеки я в пьесе не видела. Автор написала про женщин из Бобруйска еврейской национальности, мы имеем это в предлагаемых обстоятельствах, не более того. А если б они были грузинками, тогда что? Они люди, бабки, которые прожили жизнь, и никак это с национальностью не связано. В пьесе есть библейский мотив — мотив продолжающегося рода. Нельзя уйти из жизни, не оставив ничего. Героиня говорит — было время, когда у бабушки за стол садилось 11 человек родственников и еще гости. Ну кто сейчас 11 человек наберет?

— Вам кажется, эта мысль о большой семье близка сейчас людям?

— Мне кажется, ни одна девочка, если будет честна перед собой, не скажет, что она не хочет детей и внуков. И ни один мальчик не скажет, что готов прожить бобылем всю жизнь. Это все маски, которыми люди прикрываются в сегодняшней тяжелой жизни.

15 сентября 2011,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация