Москва
Москва
Петербург
Чучхе

Чучхе

Бывшие ученики элитной школы, находившейся под патронажем опального олигарха обнаруживают, что некая сила истребляет их по одному.
Последний сборник тандема Гаррос — Евдокимов содержит один литературный киносценарий, один святочный кошмар и одну сольную повесть Алексея Евдокимова "Люфт". По доброй традиции авторов книжка на все лады прославляет современную российскую действительность. На фоне такого удушающего оптимизма ("Хуже быть не может" — "Может, может!") Мишель Уэльбек кажется вяло философствующим параноиком, а песенки Ника Кейва про убийц сойдут за саундтрек к готическому мультику. "Последний сборник" — это, кстати, не оговорка; в силу разных обстоятельств — как жизненных, так и литературных — авторы решили взять паузу в совместной работе. Алексей Евдокимов уже вовсю занимается "единоличными" проектами.

Первые две вещи — собственно "Чучхе" и "Новая жизнь", сочиненные совместно, действительно, кино-повести. Ловкий сюжет, неброский, энергичный язык. "Чучхе" — вариация на тему "Десяти негритят" или "Королевской битвы", приготовленная на довольно ядреной политической закваске, но по факту представляющая из себя скорее залихватский детективный триллер. Бывшие ученики элитной школы, находившейся под патронажем опального олигарха и расформированной после предъявления ему понятных обвинений, обнаруживают, что некая сила истребляет их по одному. Кто виноват и что делать — непонятно до самого конца, и изящно закольцованный финал оставляет дверь приоткрытой.

Все персонажи — разной степени мерзавцы, что, разумеется, обусловлено гнусностью правящего режима, но авторы сокрушаются на этот счет как-то походя. Видимо, в силу жанровой специфики — ведь если единственный герой с претензией на человечность начнет рефлексировать вместо того, чтобы в нужный момент треснуть оппонента ледорубом, сюжет не сдвинется, не подбросит читателя-зрителя на очередном повороте. Высота, в общем, взята — это действительно отличный киносценарий, хоть и отсылает не раз к дебютной "Головоломке".

"Новая жизнь" по формату отличается немногим — только вместо политики в баки залито топливо с легким мистическим душком. Персонаж — то ли Агасфер, то ли кошка о девяти жизнях — тут в памяти всплывает словечко из первой вещи: "эмулятор". В "Чучхе" такназывала себя и собратьев одна из "негритят". "Эмулятор" — это человек с повадками хамелеона, терминатор из жидкого металла, ради достижения целей меняющий профессии, наклонности, принципы поведения, а с какой бы то ни было этикой не имеющий ни каких отношений. Если искать в двух первых вещах идею — то вот она, то есть — он. Антигерой нашего времени. "Новая жизнь", поначалу производящая впечатление столь же гладкошерстное, что и первая история, к концу впечатляет емкостью метафоры. И если авторы твердо стоят на версии о том, что исключительно обстоятельства определяют поведение и облик современного человека, то аргументация убедительна.

На этом фоне "Люфт" Евдокимова колет глаза каким-то растрепанным идеализмом; становится понятно, кто в дуэте был главным по мизантропии. Повесть проигрывает совместным вещам — язык неопрятен, голос срывается, история болезни главного героя шита белыми нитками: этакий unplugged.

Не очень понятно, что будет делать, переехав в Москву, "крепкий профессионал", виртуоз сюжетных аранжировок Александр Гаррос без своего напарника — разъяренного нескладехи Евдокимова. Впрочем, тут стоит вспомнить, что смысл северокорейского учения "чучхе" — в опоре исключительно на собственные силы.

23 октября 2006,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Чучхе

Чучхе

Совместная книга тандема Гаррос-Евдокимов на все лады "воспевает" современную российскую действительность.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация