Empire
Empire дебютировал сразу на вершине британского хит-парада - настолько нетерпеливой оказалась островная публика.
За последние пять лет кого только не записывали в спасители рок-музыки, не задумываясь о целесообразности спасательной операции. Kasabian среди прочих смотрелись более выгодно благодаря имиджу студентов-бомбистов и громким высказываниям левого толка. Они во всех смыслах выросли из альбома "Definitely Maybe" Oasis, а их песням припевать лучше хором — братья Галлахеры это заметили и пригласили группу разогревать стадионы перед своми концертами. Kasabian не ограничиваются желанием быть большими манкунианцами, чем Stone Roses, — это большой плюс. Они с легкостью отламывают по жирному куску от наследия каждой значимой британской группы конца прошлого века. И делают это очень уверенно.

Empire дебютировал сразу на вершине британского хит-парада — настолько нетерпеливой оказалась островная публика. Открывает альбом мегаломанский марш — Empire, конечно же, где смена размера и марокканский скрипичный ансамбль в средней части кажутся смелым поступком. Дальше — больше гитарного мяса, барабанной грязи, психоделических неожиданностей и самых грамотных клавишных в рок-музыке со времен Primal Scream. На треке Apnoea откровенный химический бит не кажется дурным тоном, опасные танцы Stuntman контрастируют с неожиданно мягкой акустикой British Legion, а эпическая Doberman достигает пика благодаря воздушному соло на трубе. Все, что надо, чтобы у слушателя потекли слюнки и сразу захотелось большего. Когда-то аналогичную экспрессивную всеядность демонстрировали The Cooper Temple Clause, но у них пар вышел уже ко второму альбому. Зато Kasabian, похоже, еще только берут разгон, и пока что им не хватает какой-то мелочи, чтобы стать "большой" группой. Но раз уж они шагают сразу на все четыре стороны, есть вероятность, что они эту мелочь где-нибудь да найдут.