Москва
Москва
Петербург

Барри-бас

Британский музыкант никак не может найти средства на собственный фильм.
«Убийство добавляет черно-белому миру цвета» — было написано на дебютном альбоме Барри Адамсона «Moss Side Story». Этим слоганом манчестерский мулат, игравший на басу в видной британской пост-панк-группе Magazine и первом составе The Bad Seeds Ника Кейва, намекал, что попытался записать звуковую дорожку к воображаемому «черному» фильму. Попытка была засчитана — для «Moss Side Story» музыкальные журналисты придумали жанр «саундтрек к несуществующему фильму», очень им, кстати, пригодившийся в середине 90-х, когда электронные музыканты стали через одного стилизовать альбомы под звуковые дорожки. А у Адамсона за воображаемой картиной тут же последовали настоящие — после «Moss Side Story» Барри начал активно сочинять музыку для кино, раз в пять лет отвлекаясь на выпуск очередной пластинки. В Москве он исполнит как минимум четыре композиции с нового альбома, который вот-вот должен выйти на организованном им лейбле.


Говорят, в детстве вы увлекались комиксами. А сейчас?

Будете смеяться, но я читаю их до сих пор. Вот недавно был в Нью-Йорке, и рядом с моим отелем находился магазин комиксов. Я зашел и открыл для себя невероятный «Город грехов» Фрэнка Миллера — он одновременно напоминает и комиксы из моего детства, и старые «черные» фильмы. Я знаю, что по нему недавно сняли отличную картину. Кстати, у Миллера есть еще один отменный комикс. Называется «День, пригодный для убийства». Хотел бы дать режиссерам совет: как можно скорее его экранизировать.

Вашу музыку часто относят к такому жанру, как «саундтрек к несуществующему фильму». Вам нравится это определение?

Когда я только начал сольную карьеру, больше всего мне хотелось, чтобы музыка давала возможность не только услышать что-то, но и увидеть. Поскольку единственное, что я умею, — играть на музыкальных инструментах, я пытался создать звуковой язык, который заменил бы фильм. Поэтому, когда мою музыку называют саундтреком, мне это льстит. Это значит, что мой язык понят. Я слушал пластинки музыкантов, занимавшихся подобными вещами до меня: например, Джона Зорна. Мне кажется, с нами обоими происходило примерно одно и то же: мы слышали внутри себя музыку и одновременно будто бы видели кино.

В таком случае, может быть, вам самому пора снять фильм?

Я все время мечтаю о карьере кинорежиссера (смеется). Буквально на этой неделе я попросил своих друзей: «Помогите найти деньги на фильм!». Пока все большей частью сводится к разговорам и рассуждениям. На самом деле я даже рад, что этого пока не происходит. У меня есть время еще чему-нибудь научиться, что-то увидеть, узнать истории разных людей и мест. Для съемок фильма нужно созреть. Но как только это случится, я буду рад взяться за дело. Фактически я уже начал движение в верном направлении: запустил свою рекорд-компанию. Буду сам выпускать свои диски и, думаю, рано или поздно доберусь до производства фильмов.

Кто лучший и худший из режиссеров, заказывавших вам саундтреки?

Лучший, безусловно, Дэвид Линч. Он определенно знал, чего хочет, и мог это доступно объяснить. Что касается худшего —во-первых, их несколько, а во-вторых, я лучше не буду называть имен (смеется). С ними одна и та же история: сначала они говорят одно, ты им пишешь музыку ко всему фильму, а потом выясняется, что они хотят совсем другого, а чего — они еще сами не знают. Я это даже понимаю! Кино — довольно сложный мир, не всякий там чувствует себя уверенно. А неуверенные люди довольно скверно относятся к окружающим, в особенности к тем, с кем им приходится работать.

Вы начали карьеру как бас-гитарист, а потом пересели за клавишные. Какой инструмент сейчас любимый?

Я всегда был увлечен басом. Играть на басу в группе — ни с чем не сравнимое удовольствие. Собственно, на московском концерте я намерен взять в руки бас-гитару. Ну и спою что-нибудь, понятное дело (смеется). Что касается фортепиано… Когда я перестал играть в группах и занялся сольной карьерой, этот инструмент оказался самым подходящим для того, чтобы сочинять музыку. Ну как настоящий композитор, понимаете? На нем можно сочинить партию для любого инструмента — вот бас, вот ритм-секция, вот скрипочки, вот труба.

Вы живете в Великобритании?

Да, я почти не выезжаю из страны — за исключением периода, когда работал с Ником Кейвом. Тогда я жил в Австралии и даже обзавелся там женой. Но потом все равно вернулся обратно.

Есть ли у вас какие-нибудь типично английские привычки?

Кажется, да. Я очень вежливый. Иногда даже слишком. У меня манеры обходительного человека. Я люблю пить чай с маленькими пирожными.

А давно виделись с Ником Кейвом?

Мы регулярно с ним встречаемся. Это при том, что я тогда играл у него всего три года, когда группа только собралась, и к тому же я жил между двумя странами. Вот и верь после этого, что мир огромен. С Кейвом мы совсем недавно виделись. Встречи происходят примерно одинаково: «Привет! Ты как?» — «Нормально, как сам?» — «В порядке. Может, соберемся, поиграем?» — «Было б неплохо!» — «Созвоним ся?» — «Ага». И расстаемся до следующей встречи.


9 важных дат Барри Адамсона

1 июня 1958
Родился в районе Moss Side города Манчестера. Здесь же, кстати, долгое время жил экс-солист The Smiths Моррисси.

1977
Поступает басистом в известную пост-панк-группу Magazine, основанную Говардом Девото после его ухода из Buzzcocks.

1984
Перешел в группу The Bad Seeds, организованную Ником Кейвом. Участвовал в записи ее первых четырех альбомов как басист и бэк-вокалист.

1989
Вышел дебютный диск Адамсона «Moss Side Story», названный в честь района, где прошло его детство. Пластинка упомянута в книге «1001 альбом, который вы должны послушать перед смертью», составленной лучшими музыкальными журналистами Англии и США.

1991
Адамсону предложили писать звуковые дорожки для настоящего кино. В этом году вышли сразу два фильма, озвученные Барри: «Shuttlecock» и «Delusion».

1997
Режиссер Дэвид Линч, прослушав альбом Адамсона «Oedipus Schmoedipus» (1996), сказал, что эта музыка специально создана для его картин, и привлек музыканта к работе над созданием звуковой дорожки к фильму «Шоссе в никуда».

2002
Первый в новом веке альбом Адамсона — «King Of Nothing Hill», он же последний на уважаемом лейбле Mute. Далее артист решил выпускать музыку своими силами.

2004
Год выхода последнего фильма, звуковую дорожку к которому написал Барри Адамсон: это черно-белая немая картина по сказке Ганса Христиана Андерсена «Красные башмаки».

2006
Адамсон впервые приезжает в Москву с концертом, намереваясь сыграть песни с еще не вышедшего альбома.
3 апреля 2006
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация