Потерянный город
"Потерянный город" - это сентиментальные ностальгические фантазии двух кубинцев о городе, который они знают по смутным воспоминаниям - своим или родственников.
"Потерянный город" Гарсии - это сентиментальные ностальгические фантазии двух кубинцев о городе, который они знают скорее по смутным воспоминаниям - своим или родственников. Сам Энди Гарсия уехал из Гаваны вообще в пять лет, покойный уже сценарист Гильермо Кабрера Инфанте - во вполне зрелом возрасте, будучи к тому же убежденным коммунистом. Их семейные предания и несбывшиеся надежды нашли выход в развернутой саге о Фико Фелове (его играет сам Гарсия) - хорошо воспитанном гаванском джентльмене, владеющем модным клубом "Эль Тропико". Словно Рик Блейн из "Касабланки", Фико старается дипломатично держаться в стороне от бурной политической жизни страны (дело происходит в 1950-х), уделяя внимание лишь программе своего ревю и безукоризненной белизне костюма. Его братья, напротив, как могут, приближают крушение режима Батисты - один в горах Сьерра-Маэстры, с "барбудос" Гевары, другой - в подпольной ячейке социал-демократов.

Дела на глазах становятся все круче - агенты охранки умучивают брата-демократа, неизвестные (возможно, что и американская мафия) убивают любимую танцовщицу героя бомбой, суровые бородачи спускаются с гор. Над сказочными гаванскими особняками сгущается тревожная неопределенность, но Фико Фелове продолжает с аристократической невозмутимостью посещать балы (душещипательные самбы и босановы тут затихают совсем ненадолго) и пляжи под ручку со своей новой девушкой (Инес Састр). Она - красавица декадентского толка, с довольно явным намеком на "заячью губу", к тому же безутешная вдова убитого брата Фелове.

Молчаливым ангелом за Фико следует некто по кличке Писатель - типичный персонаж Билла Мюррея, саркастический тип в шортах и без амбиций, но с афоризмом наготове. За те два с половиной часа, что идет "Потерянный город", он успевает широко рассыпаться на множество судеб; в общем, характеры несколько растворяются в водовороте лиц, интерьеров и событий. Но сила этого по-хорошему старомодного кино не в портрете ускользнувшей эпохи, не в судьбе частного человека, а в том ощущении чего-то зрелого и обреченно грустного, которое к финалу прямо-таки клубится вокруг Фико Фелове, персонажа, который одной своей манерой закуривать делает для кубинской контрреволюции больше, чем все волонтеры из Залива Свиней.

Еще по теме

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...