Москва
Москва
Петербург

Интервью: Леонид Ярмольник

Звезда «Заколдованного участка» о современных сериалах и дефиците комедий.
Вы играете психотерапевта, который поселился в деревне и лечит местных жителей. Фантастика какая-то…

В принципе, да. Но это не фантастический сериал, а комедийный.

А первый «Участок» вы смотрели?

Да, когда его показывали, я видел серии две. Это нормально, я ведь, как любой другой человек, не могу каждый день отсматривать весь телеэфир. Но перед тем, как начать сниматься, я посмотрел все серии.

Понравилось?

Да. С небольшими оговорками, но понравилось. Просто я вообще с некоторым предубеждением отношусь к сериалам.

А как же «Бригада», «Идиот», «В круге первом»?

Сериал сериалу — рознь. Если уж перечислять лучшие, я бы, в первую очередь, назвал сериал Андрея Кавуна «Курсанты» по воспоминаниям Петра Тодоровского. На мой взгляд, это лучшая кинолента за последнее время. Как выяснилось, это не только моя точка зрения, поскольку именно «Курсантов» выдвинули на международную премию «Эмми». Я не помню, чтобы так поступали еще с какими-нибудь нашими сериалами. К сожалению, премию фильм не получил, но хуже от этого не стал.

Странно, что «Курсантов» даже не номинировали на «ТЭФИ»… Может быть, вы знаете почему?

Я бы вас об этом хотел спросить — почему. Может, невнимательно посмотрели, увидели мимоходом две сцены, полсерии в перерывах между праздниками и не придали значения. Премьера же была 3 января 2005 года — когда полстраны разъехалось на новогодние праздники, а остальные смотрели эстрадные концерты и юмористические передачи по другим каналам. Не хочу кидать камень в адрес РТР, не думаю, что это какой-то заговор или телевизионная политика.

Ну, это вы хватили, какой может быть заговор против сериала?

Судите сами, прошел год после первого показа «Курсантов», и за это время фильм даже ни разу не повторили. Хочется окликнуть руководство канала: «Что ж вы, как собаки на сене, или, как хохлы говорят, “сам не ам и никому не дам”».
Ладно, я отвлекся. Я не против сериалов, меня не совсем устраивает способ их производства. Зачастую снимают чуть ли не по серии в день, что, естественно, сказывается на качестве. «Зачарованный участок» мы снимали в день по семь-восемь минут экранного времени, то есть по два-три эпизода, это непросто. Я, как человек, работавший в кино, привык, что в день снимается одна сцена, ты на это и настраиваешься. Конечно, первые дни было тяжело. Но потом я включился в ритм и даже стал получать удовольствие. Человек, как известно, ко всему привыкает. Хотя были споры, мы даже ругались с оператором. С режиссером Александром Барановым, правда, не ссорились. Он вообще открытие для меня, если что-то и получилось у нас, то в первую очередь благодаря ему.

Чем вас заинтересовал проект? Сценарием, именами продюсеров Константина Эрнста и Анатолия Максимова или просто возможностью сыграть главную роль?

Я не идиот, я не из тех актеров, которые выставляют такие условия: снимусь, если дадите главную роль. Мне интересно было поработать и с Эрнстом, и с Максимовым, тем более что они давно приглашали меня на Первый. И тот же Алексей Слаповский, сценарист обоих «Участков», говорил, что, посмотрев картину Валерия Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн», хотел видеть в роли доктора именно меня. Это для актера важный аргумент. И мне импонируют люди, которым нравится это кино, которые его понимают.

На мой взгляд, роль в этом фильме — одна из лучших ваших работ.

Спасибо. Так вот, возвращаясь к «Участку», мне было интересно работать. Думаю, и продюсеры, и зрители будут довольны результатом. До показа фильма зрителям и журналистам в Тарусе, где проходили съемки, я, возможно, не стал бы так уверенно говорить. Но зал смеялся, очень живо реагировал, а ведь публику уговорить невозможно. Я понял, что нам удалось сделать неплохую комедию. Из тех, которые объединяют разных зрителей: и слесаря, и профессора, как в старые добрые времена. Мне кажется, что сериал снят в лучших традициях советских комедий, почему-то сразу вспоминается «Операция “Ы…”», «Бриллиантовая рука»…

Неплохие ассоциации…

Сейчас комедий вообще не снимают. Скажете, я не прав? Тогда назовите мне хотя бы одну нашу комедию, снятую за последние годы.

Ну…

Ее нет. А ведь раньше у нас были потрясающие комедиографы. Не хочу показаться занудой, произнося очевидные вещи, но у нас действительно снимали хорошее кино, и комедии в том числе. Как пел Владимир Семенович Высоцкий, «и даже в области балета мы впереди планеты всей».

Вы у сценариста не спрашивали, почему главным героем вместо участкового милиционера он сделал участкового психотерапевта? Это что, дань памяти Кашпировскому и Чумаку, которые лет десять назад пытались вылечить всю страну с экранов телевизоров?

Нет, не спрашивал. Но думаю, что они здесь ни при чем. Просто у нас страна так устроена, что, кроме экстрасенсов, никому дела в принципе до народа нет. Руки не доходят. Мой герой для жителей Анисовки — загадка. Он для них воплощение города, он чужой. Но он их любит, не обманывает, хочет помочь. В реальности, наверное, такого не может быть — чтобы врач-психотерапевт приехал в деревню и пытался решить с жителями их проблемы. Потому у нас и комедия, а не документальное кино.

Уже несколько лет вы снимаетесь у Алексея Германа в экранизации романа Стругацких «Трудно быть богом», раньше вам было запрещено контрактом участвовать в других кино- и телепроектах…

Первые три года я действительно не имел права работать в других картинах и появляться на телевидении. Но мы снимаем фильм уже семь лет, не могу же я себя похоронить заживо. Герман — великий режиссер и сложный человек, это все знают. Он любит подавлять и, думаю, был бы рад, если бы я нигде больше не работал, сошел бы с ума и спрашивал его разрешения на каждый свой шаг… Он, естественно, не приветствует другие мои роли и проекты, но мы смогли договориться. За эти семь лет мы успели много раз и поругаться, и помириться, подраться и обняться… Сейчас у нас период тихого взаимопонимания. Близимся к финалу.

Федор Бондарчук начинает работу над экранизацией «Острова» Стругацких, может быть такое, что «Остров» мы увидим раньше, чем «Трудно быть богом»?

Очень может быть. Нам осталось снять полторы сцены, два объекта, как говорят в кино. Потом монтаж, озвучание. Надеюсь, года через два фильм выйдет на экраны.

Вы не жалеете?

Ни разу! Согласитесь, не каждому актеру посчастливилось работать с Германом. Это большая удача, счастье, большая школа. Такого съемочного процесса больше нигде не увидишь.

Вам по-прежнему запрещено изменять внешность? Например, вы можете побриться?

Бороду не брею. И в «Участке» я в бороде — и в очках. Как доктор Чехов.
3 апреля 2006
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация