Неполная и окончательная история классической музыки
Британский человек-оркестр - киноактер, писатель, радиоведущий - рассказывает историю классической музыки от самых истоков, от времен шумерских лир и до сверхсовременности.
Британский человек-оркестр — киноактер, писатель, радиоведущий — рассказывает историю классической музыки от самых истоков, от времен шумерских лир и до сверхсовременности (или, как сказали бы радикальные музыковеды, — постсовременности) — саундтрека к "Титанику", эмбиента и классических ораторий Маккартни. Широта охвата поражает, равно как и эрудиция автора (на страницах книги появляются не только Глинка и Пушкин, что естественно, но и Иван Барков), а его любовь к описываемому предмету несомненна. Правда, выражается порой она довольно странно. "Известно ли вам, как понять, что перед вами лира? Нет? Ладно, в таком случае займите мне десятку, завтра отдам. Шуточка, в общем-то, никакая, однако в ней хотя бы на йоту меньше занудства, чем в объяснениях, что арфа-де выглядит примерно так", — пишет он с самого начала и честно старается избегать занудства и дальше. Гектора Берлиоза он называет "скандальнейшим диджеем 1830-х, своего рода Дамьеном Херстом романтиков", а чтобы дать ясное представление о музыке Вагнера, приводит слова Вуди Аллена: "Я не могу подолгу слушать Вагнера. Меня почти сразу одолевает желание вторгнуться в Польшу".

Эту книгу едва ли можно использо-вать в качестве учебного пособия в на-чальных классах музыкальной шко-лы. Зато точно можно рекомендовать любителям сочного фраевского бала-гурства. А также — сторонникам идеи о том, что музыка бывает плохой и хо-рошей, а все жанровые перегородки -от человеческой глупости. А совсем не от Аполлона.

Спецпроект

Загружается, подождите ...