Nevermore
Молодой поэт и желчный литературный критик на пару с легендарным героем фронтира полковником Крокеттом расследует серию убийств, совершенных в Балтиморе
Представьте себе пушкиниста, написавшего цикл ретродетективов, в которых молодой Пушкин во время своей южной ссылки расследует на пару с героем войны 1812 года генералом Раевским серию загадочных преступлений, легших потом в основу "Маленьких трагедий". Причем написавшего от первого лица - от лица Пушкина - таким примерно образом: "После ухода генерала мне не спалось. Я возжег светильник и написал пиесу, которую озаглавил потом "Турецкая шаль"... Едва ли такая затея нашла бы одобрение у читателей и у коллег-филологов. Но Америка - не Россия. И поэтому специалист по американскому романтизму вообще и творчеству Эдгара Аллана По в частности профессор Гарольд Шехтер выпустил уже пять детективов, главным дознавателем в которых выступает автор "Убийства на улице Морг" и "Аннабел Ли" собственной персоной.

В первом из них, представляемом cейчас русскому читателю, молодой поэт и желчный литературный критик на пару с легендарным героем фронтира полковником Крокеттом расследует серию убийств, совершенных в Балтиморе. Злодей расправляется с жертвами с исключительной жестокостью, оставляя возле каждой надпись кровью - Nevermore. Причем неврастеника Эдди не оставляет ощущение, что все это как-то связано с его рано умершей обожаемой матушкой, а читателя - что где-то он все эти мотивы и имена (дом Ашеров, Маска Красной смерти, колодец и маятник) уже читал. И оба впечатления не обманчивы.

Отдельное удовольствие доставляет язык, наглядно переданный в переводе. Столкновение книжной велеречивости По и энергичного просторечия Крокетта способно доставить живейшее удовольствие, даже если вам не удастся пройти предложенную ученым автором проверку эрудиции.

Спецпроект

Загружается, подождите ...