Бриться опасно?
Любителей бриться «опаской» все больше, а настоящих брадобреев — единицы.
У моих родителей есть знакомый. С советских времен он ходит по парикмахерским, предлагая поточить инструменты. Говорит, что последние годы уже никто не просит его точить опасные бритвы — в московских парикмахерских их почти не встретишь.

Побриться в советские времена стоило недорого — 10 коп. в обычной парикмахерской, 25 коп. — в элитной (стрижка обходилась в 3 р.). Поэтому на бритье шли все — и состоятельные, и не очень. Кошмар брадобрея — клиент с проваленными щеками и неприятным запахом изо рта — тоже шел, поэтому от бритья в парикмахерских уклонялись как могли: сложный ритуал занимал целый час, а денег особых на этом не заработаешь. Многие брадобреи радовались, когда бритье опасной бритвой запретили. Произошло это в середине 80-х, после того как страна узнала про СПИД. В каких-то парикмахерских продолжали брить и после запрета, но, когда об этом случайно узнавали, устраивали разнос. Потихоньку все и сошло на нет. Теперь бритье опаской превратилось в статусную услугу для настоящих мужчин с большими кошельками. В Европе, рассказывают брадобреи, любой старичок с улицы может зайти в парикмахерскую и побриться опасной бритвой. У нас эта услуга — особенная. Час блаженства с компрессами из благоухающих полотенец, массажем и подтяжкой кожи обходится в 2,5—5 тыс. р.

Бреют опасной бритвой со сменными лезвиями, которые не переносят инфекцию. Некоторые постоянные клиенты держат в парикмахерских свои персональные бритвенные наборы с несменяемыми лезвиями. После такой процедуры щетина не растет около 4—5 дней. Так что женщин, которые часто буквально за руку приводят своих спутников в парикмахерскую, понять можно.

Бритье опасной бритвой, похоже, снова входит в моду. В интернете даже есть форумы, на которых брадобреи-любители обмениваются полезными советами: какую бритву и где лучше купить, как научиться бриться самостоятельно и т. д. Полчаса на таком форуме — и вам уже не по себе. Взрослые мужчины, кажется, буквально бредят опасным бритьем. Мой приятель, недавно эмигрировавший в Германию, взахлеб рассказывал, как купил опасную бритву фирмы «Золинген», но не смог найти заточку в своем городе — отправлял бритву специально в Лейпциг, там наточили. Сейчас этот человек регулярно бреется опасной бритвой, испытывая чувство сродни экстазу.Лучше, чем опасная, считает он, никакая бритва не побреет.


Анастасия Егорова
Работает в салоне красоты Terra dell Uomo. Бреет уже около 6 лет. Начинала гримером на «Мосфильме», а через год пошла учиться на парикмахера. Считает бритье опаской своей «фишкой», так как почти никто в Москве опасной бритвой не бреет. Никого ни разу не порезала, кроме себя, когда проверяла бритву. Клиенты у Анастасии не дергаются: «Сидят расслабленные в кресле, пьют кофе, болтают по телефону».

Заира Рабаданова
Бреет только опасной бритвой. «После нее ничего не растет, кожа мягкая и гладкая. А после станка щетина колется уже на следующий день». В салоне красоты J. P. Barbers работает около десяти лет. Клиенты — иностранцы, состоятельные люди, мусульмане. Заира тоже мусульманка и своей миссией гордится. «Мужчинам-мусульманам нельзя полностью сбривать бороду. Какая-то растительность на лице должна оставаться. Вот они и приходят ко мне — придать форму бороде или щетине».
Идеальной ухоженной бородкой считает эспаньолку Бондарчука-младшего.

Алексей Турковский
«Даю голову на отсечение — никакая бритва лучше опасной не побреет». Около 30 лет работает в элитной еще с советских времен «Чародейке». Через его руки прошел каждый десятый бородач советской Москвы. Интересуется историей брадобрейства, но стричь любит больше, чем брить. «Когда в 1985-м опасные бритвы запретили, я только обрадовался — дело долгое и муторное, а итог — жалкие 25 копеек. Но многие огорчились. Недавно один мой коллега предложил своему клиенту побриться опасной бритвой, тот отказался, коллега расстроился».

Диана Мартиросян
19 лет. Первую опасную бритву купила в 15. Уже около года орудует ею в салоне «Дитя порока». Делает креативные рисунки на бородах всех мужчин — от студентов до знаменитостей. Когда начинала — было страшно, тренировалась на родственниках. Теперь боятся клиенты: «Приходят и удивляются: “Как нас такая молодая девушка брить будет? Мы еще жить хотим”. Но никого пока не зарезала».