Я редко хожу в кино
Актер-домосед объясняет, почему все-таки вышел из дома ради съемок «Ковбоев и пришельцев».
— Чем вас привлек этот довольно-таки сумасбродный проект?

— Возможностью сыграть персонажа, какие мне еще никогда не доставались. И еще Дэниэлом Крэйгом – я им искренне восхищаюсь. Мне также понравилось, что работать надо на свежем воздухе, по большей части верхом, недалеко от дома – так что я ездил к семье на выходные. А еще за все это удовольствие обещали заплатить денег – тоже не помешает.

— Но ведь наверняка у вас были сомнения насчет сценария?

— Да нет, сомнения у меня были только насчет авторской интонации: сможет ли Джон Фавро держать себя (и других) в руках и контролировать ситуацию? Потому что иначе фильм превратился бы в какой-то балаган. Я против комедии ничего не имею, но я боялся, что это будет несуразная комедия.

— В картине полно отсылок к тем или иным фильмам — в какой-то момент вы даже произносите фразу «Я твой отец», цитируя, сами понимаете, что именно. Это ваша идея была?

— Нет, я вообще стараюсь не думать о цитатах и отсылках. Я совсем не киноман, и кино если и смотрю, то только в кинотеатре, да и то очень редко. Я и из дома-то выхожу нечасто.

— То есть нельзя сказать, что вы целыми днями пересматриваете собственные фильмы?

— Только если случайно по телевизору наткнусь, переключая каналы. Тогда уже приходится смотреть до конца.

— Ну, неужели неинтересно как-нибудь посмотреть с детьми, скажем, все серии «Индианы Джонса»?

— Вот у вас отец кто по профессии?

— Дальнобойщик.

— И часто вы с ним обсуждаете грузовики?

— Не очень. Но вам-то есть, чем гордиться. У вас вон какая карьера.

— Единственное, чем я горжусь, это тем, что мне удалось применить все свои умения и поработать на фильмах, которые стали (или не стали) великими. Когда ты полностью выкладываешься в работе – этим и вправду стоит гордиться.

— У вас как у человека, который имеет непосредственное отношение к паре-тройке великих картин, наверняка толпа преданных фанатов. Как вы с ними справляетесь?

— Это не просто фанаты – они клиенты. И за это я им особенно благодарен.

— Не собираетесь ли автобиографию написать?

— Это вряд ли. Слишком уж я ценю свое личное пространство.

— Но ведь все равно кто-то рано или поздно вашу биографию напишет. Может, лучше это сделать самому, чтобы контролировать ситуацию?

— Мне не нужно ничего контролировать. Все, что мне нужно – это регулярная работа. Счастье и здоровье тоже не помешает.

— Есть ли у нас хоть какой-то шанс увидеть пятую часть «Индианы Джонса»?

— Все зависит от того, появится ли у нас какая-нибудь идея, история, сценарий, которые бы нам троим – Лукасу, Спилбергу и мне – приглянулись бы. Пока таких нет.

— Когда вы прочитали сценарий, наверняка воодушевились тем количеством трюков, которые вам предстоит выполнить?

— Еще бы, какой уважающий себя 69-летний старик не воодушевился бы? Только вот мне не очень понравилась мысль о том, что придется падать с лошади. Падениями с лошади я как-то не увлекаюсь.

— А не обидно было смотреть на Крейга – что он, такой относительно молодой и прыткий, захапал себе все самые крутые трюки?

— Если честно, все самые крутые трюки захапали наши дублеры – вот им повезло больше всех. Вообще, я, конечно, люблю роли, где приходится использовать тело и физподготовку, но в этом деле лучше без фанатизма. Не хочется каскадеров работы лишать.

— Майкл Кейн как-то сказал, что актеры не уходят на пенсию. Вы согласны?

— Абсолютно. Я потому и пошел в актеры. Если бы я был профессиональным летчиком, меня бы уже давно отстранили от штурвала. Я люблю свою работу, люблю получать предложения, люблю участвовать в процессе работы над сценарием, люблю находиться на съемочной площадке.

— И интервью давать любите?

— А что на это сказал Майкл Кейн?

Персоны

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...

Еще по теме

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...