Москва
Москва
Петербург
Дэниел Крейг: «Там, где я вырос, лошадь редко увидишь»

Дэниел Крейг: «Там, где я вырос, лошадь редко увидишь»

Англичанин, ставший ковбоем, о своем отношении к вестернам и Харрисону Форду.


— Так сразу и не скажешь, герой или антигерой ваш персонаж в «Ковбоях и пришельцах»

— На мой взгляд, про героев вестерна вообще нельзя этого сказать однозначно. Они отражают то время, когда не было четкой черты между добром и злом, границы хорошего и плохого были размыты. Все, что угодно, можно было оправдать необходимостью выжить. Наш фильм в большей степени говорит об искуплении. Это то, что переживают и мой герой, и герой Харрисона Форда.

— Вы сами в детстве и юности вестерны любили?

— Пожалуй. Их очень часто показывали по ТВ, и для меня этот жанр начался с фильмов Серджио Леоне с Клинтом Иствудом. Вот про героев Клинта тоже сразу не скажешь — протагонисты это или антагонисты, они существуют вне рамок морали и всячески избегают четких характеристик. Его герои стойкие, сильные, суровые — это верно, но и только. Что еще можно про них сказать, не рискуя ошибиться?

— Кажется, фраза Гэри Купера, что достаточно найти правильную шляпу — и ты уловил характер героя, к вестернам подходит, как ни к одному другому жанру.

— Да, если речь идет о ковбоях, это высказывание может быть справедливо. Наш костюмер Мэри (она, кстати, работала с Коэнами на «Железной хватке») тоже говорила, что если найдена подходящая шляпа — все остальное найдется само по себе. Я склонен ей верить (смеется). И Гэри Куперу тоже, конечно. Этот парень знал в вестернах толк.

— Вы же британец — легко ли было готовиться к роли в этой чисто американской истории?

— Мы, к счастью, весь фильм проработали с самыми настоящими ковбоями. Они за лошадьми ухаживали, а с нами занимались верховой ездой. Я просто наблюдал за ними в процессе: как они садятся на лошадь, как ходят… Всегда можно обнаружить маленькие детали, которые обычно не замечаешь, если нет такой необходимости.

— С верховой ездой были сложности?

— Там, где я вырос, лошадь редко увидишь, так что верховая езда, конечно, не входила в число моих юношеских увлечений. Но некоторый опыт у меня все-таки был благодаря предыдущим работам. Лошади — животные непредсказуемые, с ними ты должен быть постоянно начеку: как бы натренированы они ни были, время от времени они выдают что-то совершенно неожиданное. Но на «Ковбоях» с нами работали совершенно потрясающие кони — в полуметре от них полыхает пожар, кругом все взлетает на воздух, а они сохраняют олимпийское спокойствие.

— С Харрисоном Фордом у вас сложились отношения?

— Не буду врать, я всегда был поклонником Форда. У него же столько выдающихся фильмов! Но, как быстро выяснилось, он самый обычный человек, любит пошутить, посмеяться. С ним легко обсуждать предстоящую сцену — вы говорите на одном языке, никакого недопонимания не возникает. Но при всем этом ты знаешь, что это — Индиана Джонс, это человек-легенда… Это Харрисон Форд, работать с которым не только удовольствие, но и честь.

— Как вы проводите свободное время, когда оно у вас появляется?

— Да никак особенно. У меня нет никаких хобби, если вы об этом. Я не вяжу и не вышиваю… Не рыбачу и не хожу на охоту… Мне нравится проводить время с семьей, с друзьями, как все нормальные люди делают, когда у них есть возможность. Мне жаль разочаровывать вас. Ну, хорошо, так и быть, я вышиваю крестиком иногда — совсем немного.

3 августа 2011,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Я редко хожу в кино

Я редко хожу в кино

Актер-домосед объясняет, почему все-таки вышел из дома ради съемок «Ковбоев и пришельцев».
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация