Молчи в тряпочку
Неисповедимы пути Господни, и у каждого свой скелет в шкафу - вот нехитрые максимы этой комедии. Правда, заурядным скелетом британский режиссер-дебютант Найэлл Джонсон не ограничился. Гулять так гулять: начал с двух расчлененных тел в чемодане молодой дамы, а закончил кладбищем на заднем дворе почтенного семейства.
Неисповедимы пути Господни, и у каждого свой скелет в шкафу — вот нехитрые максимы этой комедии. Правда, заурядным скелетом британский режиссер-дебютант Найэлл Джонсон не ограничился. Гулять так гулять: начал с двух расчлененных тел в чемодане молодой дамы, а закончил кладбищем на заднем дворе почтенного семейства. К чести автора, получилось по-британски: и убийственно смешно, и по-своему элегантно. Собака, лающая сутки напролет, любопытные соседи, старушки из Цветочного комитета и другие «ужасы» городка Литтл Уэллоп так допекли викария Уолтера (Аткинсон), что он уже не в силах сочинить самую простую проповедь, ходит с улыбкой идиота и стремительно теряет связь с семьей. Традиционный персонаж английского порно-фольклора — жена викария (Скотт Томас), отчаявшись склонить мужа к исполнению супружеского долга, заводит интрижку со своим тренером по гольфу — потасканным плейбоем-янки (Суэйзи). И кто знает, чем бы закончился весь этот декаданс, если бы не появление в доме новой экономки — чопорной пожилой леди в старомодной шляпке (Смит). С этого момента жизнь в семье викария начинает налаживаться. А вот население городка неуклонно уменьшается… Вдохновленный классической лентой 1955 года «Убийцы леди», Джонсон снял «Мою ужасную няню» для взрослых, лишний раз убедив нас в том,что старой доброй Британией всегда правили женщины: неважно, в Букингемском дворце или на кухне деревенского священника.