Лемминг
Сюрреалистическая история жизненного кризиса молодого инженера.
Алан Гетти (Люка), молодой одаренный инженер, разрабатывает миниатюрные вертолеты для обслуживания «умных домов» в районе Бель Эйр. Там же, в Бель Эйр, он и живет со своей симпатичной женой (Гинзбург). Мы знакомимся с Гетти на третьем году брака и на третьем месяце их пребывания в этом буржуазном раю, Алан как раз приглашает на семейный ужин начальника, Ричарда Поллока. Вечеринка, впрочем, не задается: едва переступив порог, жена босса, красивая старуха с брезгливым лицом (Рэмплинг) начинает беспричинно хамить хозяевам, через пять минут домогается Алана, а через пятнадцать — вышибает себе мозги. В перерыве между атаками мадам Поллок Алан обнаруживает в стоке кухонной раковины полудохлого лемминга. И хроника выздоровления грызуна послужит тревожным фоном для коллапса мира инженера Гетти. Сперва жена примется говорить с ним о чувствах (для прагматичного Алана это хуже каленого железа). Затем потребует называть себя именем покойной гостьи Алисы, а потом и вовсе уйдет жить с Поллоком. Доминик Молл, когда-то орадовавший нас сатирическим триллером «Гарри — друг, который желает вам добра„, выжидал пять лет, прежде чем сочинил следующую страшную сказку о таинственных незнакомцах. За это время увлечение детективным жанром у Молла прошло, сатира выветрилась, зато кристаллизовался инфернальный, на грани ужаса, юмор. В пропасть хаоса тут вновь падает Лорен Люка, который когда-то претерпел от доброжелательного Гарри (и там и тут актер играет совершенно одинаково). Этот, по большому счету, комический прием довольно гуманен со стороны Молла: так его Гетти из трагического героя превращается в условного мальчика для битья. Хорошо помогает от сопереживания и тот самый чудо-мини-вертолет. Как и положено „ружью на стене“, он еще бабахнет, хотя такой штуке самое место в детских повестях про Незнайку, а не в кино об экзистенциальной катастрофе. Однако смех смехом, а в те минуты, когда небо над Бель Эйр становится особенно свинцовым, а нижняя челюсть Шарлотты Гинзбург начинает напоминать корму ледокола, Молл взвывает настоящим пророком: “Босса нет! Все дозволено! Другие — это Ад!» Ага, а хомячки, выходит, посыльные Сатаны.