«В мужские роли я добавила не только грудь»
Хелен Миррен об актуальном Шекспире на большом экране.

— Вам в последнее время везет на мужские роли — в «Буре» вы играете женскую версию Просперо, в ремейке «Артура» — роль, которую в оригинале играл Джон Дилгуд.

— Да. Но я, можно сказать, очищаю обе эти роли от мачизма. Было бы глупо играть Просперу и мисс Хобсон так же, как это делали мужчины, — добавив от себя только грудь. Если Просперо — женщина, то это влияет на все взаимоотношения между героями «Бури». Например, отношения с дочерью, Мирандой, приобретают отчетливо материнский характер: Просперо-мужчина никогда бы не понял, как на самом деле хрупки юные девушки. Моя же героиня отдает себе в этом отчет. То же самое касается и мисс Хобсон в «Артуре» — в моей роли нет ничего мужского. Вдумайтесь — я же няню играю!

— И в обоих фильмах вместе с вами снялся Рассел Брэнд. Вам его выходки за это время не надоели?

— Ну, на самом деле Рассел вел себя как паинька и на тех, и на других съемках. Он ведь уже довольно давно не пьет и наркотики не употребляет. Он, пожалуй, потрезвее меня нынче будет! Он ведь в обычной жизни не такой уж фрик, каким предстает на экране, этот Рассел. Но в свое время он, конечно, славно подебоширил, спорить не буду. Я его даже побаивалась — Брэнд же архетипический плохой парень, я же классическая хорошая девочка. И когда плохой парень встречает хорошую девушку, происходит страшное — причем чаще всего как раз с хорошими девушками. Но он паинька, очаровал меня.

— Вы же раньше много играли Шекспира на сцене. Каково было вернуться к нему после большого перерыва?

— О, я мечтала об этом на самом деле. Ведь с возрастом для меня ролей в его каноне почти не осталось. Сколько в пьесах Шекспира женщин за 50? И я очень надеюсь, что в будущем роль Просперо станет универсальной — а не исключительно мужской, как сейчас. «Буря» смотрится очень свежо с женщиной в главной роли, я в этом убеждена.

— Как думаете, Шекспир сейчас вообще актуален?

— Что вы, разумеется! «Бурю» ставят с 1611 года — и до сих пор. Это, что ли, не показатель актуальности? Значит, каждое поколение находит в ней нечто ценное для себя — и именно поэтому она стала классикой. И, думаю, современное поколение воспринимает отношения между Просперо и Ариэлем так же, как зрители времен Елизаветы.  

Персоны

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...