«После третьего фильма я ставлю точку»
Режиссер «Трансформеров» о том, как он устал от роботов — и еще больше от Шиа ЛаБефа.

— Вы не скрывали, что считаете предыдущую часть серии неудачной. Что пришлось поменять, чтобы третий фильм вышел лучше?

— Со вторым фильмом нам спутала карты забастовка сценаристов. На момент начала подготовительного процесса у меня было 14 страниц текста — отличная предпосылка к тому, чтобы облажаться. В итоге, когда забастовка закончилась, парни написали сценарий за три месяца. Для проекта такого масштаба это ничтожный срок. Что до нового фильма, то мы сразу сели и составили список: что мы хотим видеть в фильме, а что только мешает. У нас уже была идея с обратной стороной Луны, вокруг нее все и закрутилось. И потом, я хотел в этот раз сделать более серьезный фильм. Насколько это вообще возможно с «Трансформерами».

— Шокировало ли вас поведение Меган Фокс, открыто заявившей о своем недовольстве съемками? Вы из-за этого взяли другую актрису — Роузи Хантингтон-Уайтли — на роль подруги Шиа ЛаБефа?

— Чем она была недовольна? Тем, что работала по 12 часов в день? Да ладно! «Трансформеры» были ее первой нормальной работой. Я вообще думаю, что смена актрисы пошла только на пользу фильму. Да и что было делать дальше с отношениями Сэма и Микаэлы? А вот в зарождении новых чувств — что вы увидите в третьем фильме — есть что-то завораживающее.

— А то, что Роузи не менее сексуальна, чем Меган, — просто совпадение?

— Не знаю. Думаю, такой уж у героя Шиа вкус.

— А сам Шиа? Он теперь сильно отличается от паренька, пришедшего на кастинг к первому фильму?

— Знаете, он стал сварливее. Жалуется теперь все время, недоволен чем-то. Хотя я по-прежнему люблю этого парня, он мне как младший брат. Но я ему сказал уже: «Станешь старше, я с тобой работать не буду — ты будешь невыносим». А вот как актер он сильно вырос.

— Вы говорили, что это последний фильм франшизы, который вы снимете. А если он побьет все кассовые рекорды, передумаете?

— Я всерьез считаю, что нельзя бесконечно трясти одно и то же дерево и надеяться, что яблоки не кончатся. Этой франшизе нужен новый старт, может быть, новый кастинг… Лично я после третьего фильма ставлю точку.

— У того, кто сменит вас, нелегкая задача. Ваши фильмы всегда так узнаваемы — даже визуально.

— На самом деле новые «Трансформеры» визуально как раз отличаются от предыдущих. Они стали жестче, мрачнее. И вообще, это по-прежнему развлекуха, но уже не такая легкомысленная, как прежде, более серьезная. И концовка более эмоциональная.

— У вашего стиля масса ненавистников.

— Это странно. Они говорят что-то вроде: «У Бэя слишком быстрый монтаж». О’кей, согласен: когда я работал над «Плохими парнями», мы смонтировали их, как «Броненосца «Потемкина»», — с ультрабыстрой, ураганной сменой кадров. Но знаете почему? У нас денег было мало, и фильм выглядел паршиво. Скрыть это можно было только монтажом. Не прошло и полугода, как каждый экшен, снятый в Голливуде, стали так монтировать. А я остаюсь единственным режиссером, которого за это клеймят. Но если вы присмотритесь к моим фильмам, то обнаружите, что они стали медленнее. Хотите поговорить о быстром монтаже — обратитесь к Полу Гринграссу. У него в два раза быстрее кадры сменяются — и его монтажеров за это номинируют на «Оскар», между прочим.