Москва
Москва
Петербург
10 грязных секретов

10 грязных секретов

Почему растут цены на билеты? Правду ли говорят критики? Есть ли в Москве опера?
0. Кто знает, кто с кем спит
«Киркоров обидел Баскова. — Билану наставили рога. — Безруков чуть не лишился носа. — У Михаила Галустяна украли красные труселя. — Джоди Фостер все же лесбиянка». Мы бы с удовольствием поделились парочкой таких секретов, но лучше обратиться к специалистам. К тем, кто делает «Экспресс-газету», «Комсомольскую правду», «Твой день». У них в запасе много историй. Но торопитесь: люди, которые хорошо разбираются в интимной жизни звезд, рано или поздно оказываются или в больнице, или в суде. После этого интимных подробностей и от них не дождешься — только о своих разбитых носах и рассказывают. А кому это интересно?

1. Лучше никогда, чем рано или поздно
Не торопитесь на первый показ, подождите до пятого-шестого. Актерам необходимо время, чтобы почувствовать зал. Однако и потом не тяните, можно и опоздать. Как пишут коллеги из Time Out New York: «Ходить на шоу после первого сезона — все равно что явиться к проститутке в конце рабочего дня». Это правило работает и в Москве. Даже неплохие спектакли быстро разваливаются, и смотреть их после двух сезонов уже не стоит. Если же при всем обилии новых постановок вас все-таки тянет на 27-летнюю «Юнону и Авось» или 40-летний «Спартак»… Может, лучше к врачу? Исключения — «Волки и овцы» Петра Фоменко (15 лет в репертуаре), «Черный монах» Камы Гинкаса (9 лет), «Правда хорошо, а счастье лучше» Женовача (5 лет) и еще несколько шедевров, после посещения которых никто не поставит вам диагноз «некрофилия».

2. Первый ряд — для идиотов
Сидеть, утыкаясь носом в сцену, не просто дорого, но еще и неудобно — актеры видны до колен, зато кулисы — насквозь.Если, конечно, вы не в Кремлевском дворце, где любое представление выглядит как балет из жизни насекомых. Но первый ряд еще не самое страшное. В европейских театрах любое неудобное место опознается легко — оно намного дешевле.У нас же о плохих местах надо просто знать. На Новой сцене Большого театра мучаются все, кто купил билеты в I или II ярус сбоку (правая и левая сторона): если вам достался второй или третий ряд, сцены вы не увидите вообще. А места в амфитеатр с 26 по 30 (сразу после центрального входа в партер) не покупайте никогда: это такая мертвая зона, что Спилберг отдыхает. В Театре оперетты упаси вас бог присесть в амфитеатре за колоннами — мало того что ничего не увидите, так еще и заработаете смещение позвонков. А в МХАТе им. Горького на местах в партере после первого прохода просто ничего не слышно.

3. Когда их брать тепленькими
Любой фестиваль — еще и большая ярмарка. Продюсерам со всего света удобно приезжать на короткий период и смотреть не только фестивальную программу, но и два-три местных спектакля за день. Естественно, все столичные театры, не задействованные в фестивале, стремятся заполучить его гостей к себе. И уж будьте уверены, чтоб в грязь лицом не ударить, все шеи будут вымыты, шнурки поглажены, и даже самые заигранные спектакли «оживут» как миленькие.Тут-то и надо их брать тепленькими. Если вы давно собирались сходить на популярный спектакль, да все как-то не складывалось, отложите попытку до большого фестиваля. Самые крупные московские фестивали: «Золотая Маска» — весной, Международный им. Чехова — раз в два года летом, NET, «Территория» и Международный фестиваль современного танца — осенью, «ЦЕХ» — зимой.

4. Коты в мешке встречаются
Не стоит слепо доверять раскрученному бренду. Прежде чем выбрать что-либо из афиши, почитайте прессу — и нашу, и зарубежную.Даже заслуженно уважаемому Международному фестивалю им. Чехова для того, чтобы привезти в Москву настоящий хит, порой приходится по спонсорскому договору прихватывать непрезентабельный довесок. Что уж говорить о куда менее финансово самостоятельном фестивале NET. «Золотая Маска» просто обязана показать что-нибудь из провинции, даже если там за сезон ничего приличного не поставлено. И даже в МХТ им. А. П. Чехова идут незатейливые поделки ради кассы или ради того, чтобы дать роли простаивающим актерам. А популярное движение «Новая драма» и вовсе на 90% состоит из клинических графоманов.

5. Не все, что говорит Виталий Вульф, — правда
Можно верить или не верить тому, что Александр Годунов (великий танцовщик больше известен как муж Жаклин Биссет и белокурый убийца из «Крепкого орешка») доложил Виталию Яковлевичу о своем плане побега из Советского Союза по дороге в аэропорт — правда это или нет, уже никто не узнает. А вот что Рудольф Нуреев в Париже звал Вульфа на премьеру «Американской ночи» — точно не совсем истина, потому как Нуреев такого балета вовсе не ставил (по сведениям Фонда Нуреева, во всяком случае). В балете «Спартак» нет героини по имени Ширин (такая есть в «Легенде о любви»), а в «Жизели» нет Злого гения (зато он есть в «Лебедином озере»). Имейте в виду: вдохновенные рассказы телевизионного новеллиста надо проверять, а реплики типа «Она стояла у окна и думала…» и вовсе пропускать мимо ушей. Кто знает, что она там действительно думала?

6. Фиксированных цен не бывает
На один и тот же спектакль Большой театр в собственной кассе может сегодня продавать билеты по одной цене, а через две недели — по другой. Взлетают цены обычно после объявления составов исполнителей (продажа билетов начинается за два месяца, а кто будет танцевать — становится известно лишь за месяц). Так в прошлом году, когда выяснилось, что на один вечер «Кармен» в Большой приезжает звезда Мариинского театра Ульяна Лопаткина, через час после объявления новости билеты на этот спектакль подорожали вдвое. Если для вас не принципиально, кто танцует, а хочется просто посмотреть спектакль — лучше покупать билеты заранее, до объявления составов.

7. О чем они болтают?
Чем еще опасны премьеры? На них ходят критики. Если вас изводят смешки, шушуканье или откровенная болтовня — знайте, что это не влюбленная парочка зашла погреться, не подростки впервые попали в театр и ждут, когда им покажут Терминатора, это— представители критического цеха. Акулы пера, киллеры, присутствие которых дополнительно напрягает актеров (еще один аргумент против посещения премьер). Отнеситесь к ним снисходительно: это для вас театр — праздник, а критики ходят на спектакли каждый день, как на работу. Но если вы их не слышите — это хороший признак. Значит, на сцене происходит что-то такое, что увлекает их гораздо больше, чем общество друг друга.

8. Оперу слушайте в концерте
В Москве целых пять оперных театров, но все с проблемами. Большой и «Геликон» переживают капитальный ремонт и, обживаясь на чужих сценах, сильно теряют в качестве. Другие два переживают творческий кризис: после смерти Евгения Колобова «Новая опера» потеряла своего главного идеолога, а в Камерный театр Бориса Покровского ходят, чтобы узнать, жив-ли-здоров его создатель. И, наконец,Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко никак не придет в себя после долгих лет затяжной реконструкции. Полноценный оперный спектакль в Москве — исключение, а не правило, поэтому прогрессивные меломаны выбирают жанр оперы в концертном исполнении — здесь, по крайней мере, есть твердая гарантия блестящего вокала.

9. А балет смотрите в Париже
Оставьте пререкания, какой балет лучше — Большого или Мариинки. Оба уступают балету Парижской оперы, как ни противно нам в этом признаваться.И по части репертуара — они уже лет тридцать танцуют то, что Мариинский театр только-только начал осваивать и к чему Москва даже не приступила: балеты Форсайта, Бауш, Килиана — список бесконечен. И по части исполнения: механизм продвижения в Парижской опере так безупречен, что в статусе этуали никак и никогда не может оказаться, например, Анастасия Волочкова. А вот по части ужасной дисциплины и самоуправства звезд Большой театр точно впереди планеты всей — только здесь капризные примы и премьеры сами решают, что они будут танцевать, а что нет. И плевать они хотели на руководство. Если накануне премьеры вы вдруг узнали, что исполнитель главной роли заболел, — не верьте. Скорее всего, ему просто не нравится этот балет.

10. В кордебалете работать выгоднее
Примой хочет стать каждая танцовщица. Да не все для этого годятся. Но не верьте, что все артистки кордебалета рвутся в рядовые солистки — добраться до самой вершины шансов мало, а танцевать в первой линии «корды» куда выгоднее, чем получить роль какой-нибудь мелкой феи. Зарплаты девушки из первой линии и девушки, получившей маленькую роль, отличаются не слишком, а главный доход приносят зарубежные гастроли. Фей много, и среди них страшная конкуренция — кого-то на эти выгодные гастроли берут, кого-то нет. А кордебалет — опора театра, он едет всегда. И совсем не бедствует.
24 марта 2008
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация