10 грязных секретов
Почему растут цены на билеты? Правду ли говорят критики? Есть ли в Москве опера?
0. Кто знает, кто с кем спит
«Киркоров обидел Баскова. — Билану наставили рога. — Безруков чуть не лишился носа. — У Михаила Галустяна украли красные труселя. — Джоди Фостер все же лесбиянка». Мы бы с удовольствием поделились парочкой таких секретов, но лучше обратиться к специалистам. К тем, кто делает «Экспресс-газету», «Комсомольскую правду», «Твой день». У них в запасе много историй. Но торопитесь: люди, которые хорошо разбираются в интимной жизни звезд, рано или поздно оказываются или в больнице, или в суде. После этого интимных подробностей и от них не дождешься — только о своих разбитых носах и рассказывают. А кому это интересно?

1. Лучше никогда, чем рано или поздно
Не торопитесь на первый показ, подождите до пятого-шестого. Актерам необходимо время, чтобы почувствовать зал. Однако и потом не тяните, можно и опоздать. Как пишут коллеги из Time Out New York: «Ходить на шоу после первого сезона — все равно что явиться к проститутке в конце рабочего дня». Это правило работает и в Москве. Даже неплохие спектакли быстро разваливаются, и смотреть их после двух сезонов уже не стоит. Если же при всем обилии новых постановок вас все-таки тянет на 27-летнюю «Юнону и Авось» или 40-летний «Спартак»… Может, лучше к врачу? Исключения — «Волки и овцы» Петра Фоменко (15 лет в репертуаре), «Черный монах» Камы Гинкаса (9 лет), «Правда хорошо, а счастье лучше» Женовача (5 лет) и еще несколько шедевров, после посещения которых никто не поставит вам диагноз «некрофилия».

2. Первый ряд — для идиотов
Сидеть, утыкаясь носом в сцену, не просто дорого, но еще и неудобно — актеры видны до колен, зато кулисы — насквозь.Если, конечно, вы не в Кремлевском дворце, где любое представление выглядит как балет из жизни насекомых. Но первый ряд еще не самое страшное. В европейских театрах любое неудобное место опознается легко — оно намного дешевле.У нас же о плохих местах надо просто знать. На Новой сцене Большого театра мучаются все, кто купил билеты в I или II ярус сбоку (правая и левая сторона): если вам достался второй или третий ряд, сцены вы не увидите вообще. А места в амфитеатр с 26 по 30 (сразу после центрального входа в партер) не покупайте никогда: это такая мертвая зона, что Спилберг отдыхает. В Театре оперетты упаси вас бог присесть в амфитеатре за колоннами — мало того что ничего не увидите, так еще и заработаете смещение позвонков. А в МХАТе им. Горького на местах в партере после первого прохода просто ничего не слышно.

3. Когда их брать тепленькими
Любой фестиваль — еще и большая ярмарка. Продюсерам со всего света удобно приезжать на короткий период и смотреть не только фестивальную программу, но и два-три местных спектакля за день. Естественно, все столичные театры, не задействованные в фестивале, стремятся заполучить его гостей к себе. И уж будьте уверены, чтоб в грязь лицом не ударить, все шеи будут вымыты, шнурки поглажены, и даже самые заигранные спектакли «оживут» как миленькие.Тут-то и надо их брать тепленькими. Если вы давно собирались сходить на популярный спектакль, да все как-то не складывалось, отложите попытку до большого фестиваля. Самые крупные московские фестивали: «Золотая Маска» — весной, Международный им. Чехова — раз в два года летом, NET, «Территория» и Международный фестиваль современного танца — осенью, «ЦЕХ» — зимой.

4. Коты в мешке встречаются
Не стоит слепо доверять раскрученному бренду. Прежде чем выбрать что-либо из афиши, почитайте прессу — и нашу, и зарубежную.Даже заслуженно уважаемому Международному фестивалю им. Чехова для того, чтобы привезти в Москву настоящий хит, порой приходится по спонсорскому договору прихватывать непрезентабельный довесок. Что уж говорить о куда менее финансово самостоятельном фестивале NET. «Золотая Маска» просто обязана показать что-нибудь из провинции, даже если там за сезон ничего приличного не поставлено. И даже в МХТ им. А. П. Чехова идут незатейливые поделки ради кассы или ради того, чтобы дать роли простаивающим актерам. А популярное движение «Новая драма» и вовсе на 90% состоит из клинических графоманов.

5. Не все, что говорит Виталий Вульф, — правда
Можно верить или не верить тому, что Александр Годунов (великий танцовщик больше известен как муж Жаклин Биссет и белокурый убийца из «Крепкого орешка») доложил Виталию Яковлевичу о своем плане побега из Советского Союза по дороге в аэропорт — правда это или нет, уже никто не узнает. А вот что Рудольф Нуреев в Париже звал Вульфа на премьеру «Американской ночи» — точно не совсем истина, потому как Нуреев такого балета вовсе не ставил (по сведениям Фонда Нуреева, во всяком случае). В балете «Спартак» нет героини по имени Ширин (такая есть в «Легенде о любви»), а в «Жизели» нет Злого гения (зато он есть в «Лебедином озере»). Имейте в виду: вдохновенные рассказы телевизионного новеллиста надо проверять, а реплики типа «Она стояла у окна и думала…» и вовсе пропускать мимо ушей. Кто знает, что она там действительно думала?

6. Фиксированных цен не бывает
На один и тот же спектакль Большой театр в собственной кассе может сегодня продавать билеты по одной цене, а через две недели — по другой. Взлетают цены обычно после объявления составов исполнителей (продажа билетов начинается за два месяца, а кто будет танцевать — становится известно лишь за месяц). Так в прошлом году, когда выяснилось, что на один вечер «Кармен» в Большой приезжает звезда Мариинского театра Ульяна Лопаткина, через час после объявления новости билеты на этот спектакль подорожали вдвое. Если для вас не принципиально, кто танцует, а хочется просто посмотреть спектакль — лучше покупать билеты заранее, до объявления составов.

7. О чем они болтают?
Чем еще опасны премьеры? На них ходят критики. Если вас изводят смешки, шушуканье или откровенная болтовня — знайте, что это не влюбленная парочка зашла погреться, не подростки впервые попали в театр и ждут, когда им покажут Терминатора, это— представители критического цеха. Акулы пера, киллеры, присутствие которых дополнительно напрягает актеров (еще один аргумент против посещения премьер). Отнеситесь к ним снисходительно: это для вас театр — праздник, а критики ходят на спектакли каждый день, как на работу. Но если вы их не слышите — это хороший признак. Значит, на сцене происходит что-то такое, что увлекает их гораздо больше, чем общество друг друга.

8. Оперу слушайте в концерте
В Москве целых пять оперных театров, но все с проблемами. Большой и «Геликон» переживают капитальный ремонт и, обживаясь на чужих сценах, сильно теряют в качестве. Другие два переживают творческий кризис: после смерти Евгения Колобова «Новая опера» потеряла своего главного идеолога, а в Камерный театр Бориса Покровского ходят, чтобы узнать, жив-ли-здоров его создатель. И, наконец,Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко никак не придет в себя после долгих лет затяжной реконструкции. Полноценный оперный спектакль в Москве — исключение, а не правило, поэтому прогрессивные меломаны выбирают жанр оперы в концертном исполнении — здесь, по крайней мере, есть твердая гарантия блестящего вокала.

9. А балет смотрите в Париже
Оставьте пререкания, какой балет лучше — Большого или Мариинки. Оба уступают балету Парижской оперы, как ни противно нам в этом признаваться.И по части репертуара — они уже лет тридцать танцуют то, что Мариинский театр только-только начал осваивать и к чему Москва даже не приступила: балеты Форсайта, Бауш, Килиана — список бесконечен. И по части исполнения: механизм продвижения в Парижской опере так безупречен, что в статусе этуали никак и никогда не может оказаться, например, Анастасия Волочкова. А вот по части ужасной дисциплины и самоуправства звезд Большой театр точно впереди планеты всей — только здесь капризные примы и премьеры сами решают, что они будут танцевать, а что нет. И плевать они хотели на руководство. Если накануне премьеры вы вдруг узнали, что исполнитель главной роли заболел, — не верьте. Скорее всего, ему просто не нравится этот балет.

10. В кордебалете работать выгоднее
Примой хочет стать каждая танцовщица. Да не все для этого годятся. Но не верьте, что все артистки кордебалета рвутся в рядовые солистки — добраться до самой вершины шансов мало, а танцевать в первой линии «корды» куда выгоднее, чем получить роль какой-нибудь мелкой феи. Зарплаты девушки из первой линии и девушки, получившей маленькую роль, отличаются не слишком, а главный доход приносят зарубежные гастроли. Фей много, и среди них страшная конкуренция — кого-то на эти выгодные гастроли берут, кого-то нет. А кордебалет — опора театра, он едет всегда. И совсем не бедствует.

Спецпроект

Загружается, подождите ...