Сириана
Документальная основа "Сирианы" написана участником ближневосточных шпионских игр, агентом ЦРУ. Фильм здорово напоминает свежие теленовости с Ближнего Востока.
Документальная основа «Сирианы» написана непосредственным участником ближневосточных шпионских игр агентом ЦРУ Робертом Баером. Занимательные воспоминания «их человека в Бейруте» саркастически назывались «Ничего не вижу, ничего не слышу„ и вышли больше двух лет назад — вечность по меркам современной динамичной политики. Но, удивительное дело — фильм Гэхена (оскароносный сценарист „Трафика“ Содерберга) пахнет не архивом, а теленовостями. Кажется, что все происходит прямо сейчас: хитрый саудовский шейх отдает важный нефтяной тендер китайцам, честный американский юрист (Райт) копает под руководство топливных компаний, молодой и амбициозный яппи из Швейцарии (Дэймон) пошагово расписывает путь к благоденствию еще более амбициозному наследнику эмира (Сиддиг). А грузный седой церэушник (Клуни) выслушивает самоуверенные планы членов некоего “Комитета по освобождению Ирана», а после хромает по бейрутам и втюхивает фундаменталистам неисправные минометы с числовым программным управлением. Надежда, опора и цель тут у всех одна — нефть. Она же синоним фатума. Все это хорошо не только тем, что правильно и по делу, но и беллетристической ненавязчивостью с толстовским размахом. О проткнувшей всю мировую закулису «нефтяной игле» Гэхен рассказывает точно так же, как в «Трафике» о другой потребности человечества — в кокаине. Правда, Гэхен-режиссер деликатней Содерберга, он не повышает голоса, и ему чуждо само понятие праведного гнева. Даже неизбежные для «ориентальной» темы эпизоды вербовки и взращивания шахидов он умудряется снимать как грустную лирику, а не агитпроп. Избегая анализа, он не скупится на вполне прозрачные намеки, главный из которых — параноидальная, но неоспоримая в данном случае максима «все взаимосвязано» — помещен прямо на афишу.