Полумгла
Кино, скорее, про психологию толерантности, нежели про войну и военные преступления. Зимой 1944 года наш лейтенант с немецкими военнопленными в глубоком северном тылу строит вышку для радиомаяка. Поначалу местные бабы встречают их с вилами наперевес. Но вскоре оголодавшие фашисты пойдут по избам в поисках подножного корма, и каждое женское сердце дрогнет.

Зимой 1944 года непутевый лейтенант Григорий Аношин - добрая душа и практически гоголевский простак, бежит из госпиталя на фронт добивать фрицев. Но его с 15 немецкими военнопленными отправляют в глубокий северный тыл, строить вышку для радиомаяка в деревеньке с невеселым названием Полумгла. Горе-командир, еще по дороге чуть не перестреляв ненавистных немцев, выводит обмороженных подопечных к Полумгле, где их встречают бабы с вилами наперевес (у каждой дома лежит похоронка). Но вскоре оголодавшие фашисты отправятся по избам в поисках подножного корма, и каждое женское сердце дрогнет. Так что к приезду начальства военнопленные будут сыты и веселы, словно бригада бравых молдаван-гастарбайтеров.

Дальше, по сценарию, военнопленных должны были, под вой привязавшихся к новым мужьям баб, перевести на следующий объект. Но с режиссером Антоновым вдруг случился приступ антисоветчины - он вывел немцев из кадра и поставил к стенке. Сценаристы обомлели и вместе с ветеранами открыто выступили против позорящего страну самоуправства, хотя, по сути, такой финал мало что меняет. Антонов снял кино, скорее, про психологию толерантности, нежели про войну и военные преступления. Режиссерский гуманизм скрыт в смешных, обезоруживающих деталях: вот немец, не найдя слов, говорит хозяйке "бонжур", вот деревенский пацан Кеша, от не имеющей выхода ненависти, мочится чужакам в котел. В остальном же Антонов напоминает лейтенанта Аношина - как тот, не зная, что делать с немилыми ему пленными, машет на все рукой и бегает за единственной деревенской девкой, так и режиссер, плюнув на расползающийся сюжет, временно отпускает героев на вольное поселение - рубить дрова и делать детей.