Интервью: Роджер Эберт
Живая легенда американской журналистики объясняет расклад современной кинокритики.
Интервью бралось по e-mail: после удаления опухоли слюнных желез Роджер Эберт не может говорить.


Вы пишете о кино уже 40 лет. Как вы поддерживаете свой критический запал?

Паршивыми фильмами — после них возникает такая бодрая ярость, что и никакой зарядки не надо.

Вас любят и уважают. А вы сами кого считаете лучшим?

Стэнли Кауфмана и Дэвида Бордвелла. Когда наши мнения расходятся, я действительно начинаю опасаться, не выжил ли я уже из ума. У Бордвелла, кстати, есть очень познавательный блог www.davidbordwell.com.

Сейчас развелось много самодеятельных кинокритиков, которые ведут блоги. Профессионалы взволнованы. А вы волнуетесь?

Блоггеры бывают разные. Но, как правило, они пишут или слишком тупые тексты для того, чтобы их печатали, или слишком умные.

А когда вы с вашим коллегой Дженом Сисеклем начали вести кинопередачу на ТВ, ваc тоже боялись, как сейчас блоггеров?

Да, но у нас-то уже была репутация газетчиков! Хотя я, помню, ругался с Ричардом Гроллисом из Time, который жаловался в умном журнале Film Comment, что наши устные рецензии слишком короткие для настоящей критики. Но мы же очень быстро говорили — я мог легко доказать, что посвящал фильму больше слов, чем было в обычной заметке Time.

А ограничения в размере текста улучшают его качество?

Возможно. Есть граница, за которой рецензия прекращает быть рецензией и превращается в аналитическую статью, книгу или просто ужасную нудятину.

Существует мнение, что о кино может писать каждый.

Верно. Но не все могут делать это хорошо. А опыт приобретается только с работой в реальном издании, под кнутом редактора. Образование — это пожизненный процесс.

Как вы думаете, блоггеры популярны потому, что они наезжают на профессиональных критиков?

В том числе да, но это не новая стратегия. Полина Кейл (легендарная критикесса журнала New Yorker, сделала себе имя на том, что последовательно громила в рецензиях все коммерческие хиты. — Прим. Тime Out) начала это еще 50 лет назад. Она же вечно переходила на личности, устраивала ссоры, наезжала на коллег, особенно на несчастного Сарриса (Эндрю Саррис, критик Village Voice. — Прим. Тime Out).