Домино
"Домино" - это не кино, это свехскоростной коллаж. Это памятный видеоальбом маньяка-убийцы: ручной переплет, много клея, маленькие ровные буковки и очень правильные точечки над "i".
Домино Харви была создана по образу и подобию Господа, а потому имела все шансы стать знаменитой фотомоделью, и затем выгодно выйти замуж, чтобы спокойно и шикарно загнивать в каком-нибудь особняке с бассейном на берегу Тихого океана. Все это она честно попробовала. А когда поняла, что взрослая жизнь совсем не то, о чем мы так долго мечтали, и что аквариумная рыбка с золотыми чешуйками когда-нибудь умрет, сильно загрустила.
Сидя на горе и мучась несовершенством мира, Домино, словно какой-нибудь пушкинский Фауст, выдохнула: "скучно" и наткнулась на рекламу в газете "Семинар вышибал - $99". Так она получила ответ на вопрос "кем быть". Домино стала специалистом по работе с подозреваемыми, вышедшими под залог и не появившимися на суде в назначенное время.
Формально "Домино" - это биография. По крайней мере в самом начале проплывает ернический титр, утверждающий, что фильм основан "на своего рода реальных событиях". Но если вы хотите узнать, кто такая настоящая Домино Харви - не ходите в кино, просто залезьте в сеть. Google скажет: она была дочерью голливудского актера Лоуренса Харви, работала моделью компании "Форд" и в девяностых прославилась как охотница за беглыми преступниками.
Скажет, что в 2005-м Харви арестовали по обвинению в перевозе наркотиков и что совсем недавно она мирно умерла в своем доме в Лос-Анджелесе. Копнете еще немного и наткнетесь на ее слова, брошенные в адрес киношников: "В лучшем случае у них может получится легкая лесбийская порнуха". Она почти попала в точку. Ведь голливудского байопика в "Домино" примерно столько же сколько в "Признаниях опасного человека".
Ричард Келли - его никак не перестанут носить на руках за то, что это он сделал "Донни Дарко", - написал сценарий, в котором кроме красивой девочки, деревенской готики и отстреленных рук есть чуть-чуть нехитрой философии. А также - божественные откровения в пустыне, взорванный отель "Стратосфера" (между прочим, самое высокое здание Лас-Вегаса) и нунчаки (последний раз мы их видели в "Наполеоне Динамите"). Тони Скотту оставалось только щелкнуть своей зажигалкой "зиппо", чтобы запустить необратимую химическую реакцию. Во время просмотра возникает чувство, что перед самым монтажом картины в комнату, где хранились только что отснятые дубли, бросили осколочную гранату. Дым рассеялся, и гениальные монтажеры склеили, что осталось. В сравнении с этим паззлом даже "Гнев" выглядит традиционным фильмом.
"Домино" - это не кино, это свехскоростной коллаж. Это памятный видеоальбом маньяка-убийцы: ручной переплет, много клея, маленькие ровные буковки и очень правильные точечки над "i". Во время стрельбы здесь, словно это какая-нибудь "Солдат Джейн", гремит Mama Told Me Not To Come Тома Джонса, когда грустно - воет Cold Cold Ground Тома Уэйтса. "Домино" - это роскошная безделица, чистый шик. Жаклин Биссет в шезлонге, Микки Рурк в велосипедных очках, Том Уэйтс в камео "deus ex machinа" и Кристофер Уокен, невольно дающий всему этому безобразию весьма точную оценку : "Прямо как "Ночь живых мертвецов".