Ключ от всех дверей
Вуду (вернее, худу, то есть обрядово-практическая сторона вуду) выглядят на этот раз куда реальнее, чем обычно. Симпатическая магия и бытовое колдовство вплелись в семейные разборки необычайно органично. Так что даже и неявленные вплоть до конца призраки не беспокоят. Но, прорываясь сквозь все возможные штампы о южных штатах (начиная с блюза и госпела и заканчивая линчеванием), Софтли под видом старомодной штучки о противостоянии города и глубинки, рацио и инферно подсовывает вовсе не американскую готику.

Сердобольная медсестрица Кэролайн (Кейт Хадсон) засиживается у смертного одра стариков, провожая их в мир иной и лелея свой комплекс вины перед умершим отцом. Убедившись в бесполезности этого занятия, она находит работу сиделки в белокаменном особняке, где-то в речных просторах штата Луизиана. Работа заключается в уходе за обездвиженным и онемевшим после удара стариком Беном. (То, что режиссер Софтли предложил эту роль Джону Хёрту, говорит о его специфическом юморе: самая известная роль этого уважаемого британца другой "недочеловек", линчевский Человек-Слон.) Но даже грубой материалистке Кэролайн этот удар кажется подозрительным, также как и жена Бена, хозяйка дома, былая красотка Вайолет (Джина Роулeндс).

Вооружившись универсальным ключом от всех дверей, выданным самой хозяйкой, Кэролайн упорно исследует дом, пока не натыкается на потайную комнату с вуду-куклами и прочей бесовщиной. Вуду (вернее, худу, то есть обрядово-практическая сторона вуду) выглядят на этот раз куда реальнее, чем обычно. Симпатическая магия и бытовое колдовство вплелись в семейные разборки необычайно органично. Так что даже и неявленные вплоть до конца призраки не беспокоят. Но, прорываясь сквозь все возможные штампы о южных штатах (начиная с блюза и госпела и заканчивая линчеванием), Софтли под видом старомодной штучки о противостоянии города и глубинки, рацио и инферно подсовывает вовсе не американскую готику. Вместо истории a la Стивен Кинг зрителю всучили чуть ли не викторианскую обманку: перевертыш-нравоучение о том, что губит не колдовство, а предрассудки. Подпорченную историю с вуду искренне жалко, но небрежение исконно американскими символами тут простительно. По крайней мере Иэйну Софтли. Урожденному британцу.</

Еще по теме

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...