Венецианская биеннале
Выставки, на которые стоит обратить внимание.
Раз в два года на первой неделе июня вернисажи в Москве, равно как и по всему миру, некому и не для кого делать — все уехали в Венецию. Венецианское биеннале сравнивают с олимпиадой, в которой главное, как известно, — участие. Лучше — в основном проекте, объединяющем в названии ILLUMinations слова «просвещение» и «нации», который курирует Биче Куригер. Предваряют ее выставку позаимствованные в венецианских храмах и музеях три полотна Тинторетто, а среди 83 художников, осмелившихся поучаствовать с ним в одной выставке, есть и заслуженные звезды: Маурицио Кателлан, Зигмар Польке, Синди Шерман, и молодые — в том числе мало известная пока и на родине россиянка Анна Титова.

Выставок в Венеции с каждый разом становится все больше. Национальных представительств тоже прибавилось: 89 против 77 два года назад. Резервы садов Жардили давно и безнадежно исчерпаны — те, кто не успел построить себе уютный павильончик, вовремя зарезервировать покинутую церковь в городе, снимают дворцы и помещения неясной ориентации, так что биеннальная карта, включающая еще и параллельную программу, захватывает практически весь город, продолжаясь на близких островах. Сюрпризы случаются всегда, но французский павильон с новой инсталляцией великого Кристиана Болтански, швейцарский с социальными скульптурами Томаса Хиршхорна, немецкий с фильмами и видео театральных постановок недавно ушедшего Кристофа Шлингензифа, американский, представляющий новые работы дуэта Дженифер Аллор и Гильермо Калзадиллы, а также Катарина Фритч вызывают интерес заранее.

С 4 июня до 27 ноября


Российский павильон
Андрей Монастырский и «Коллективные действия» — «Пустые зоны»

Впервые за многие годы отечественный павильон отдан одному — скорее легендарному, чем знаменитому, художнику. Показывать его творчество непросто: эфемерные работы Монастырского рождаются в процессе акции в умах ее зрителей, немедленно после ее завершения превращаются в тексты, чтобы сложиться потом в очередной том «Поездок за город». Попытки перевода чистой метафизики в пространственные музейные инсталляции с развитием технологий становятся все убедительнее, тем не менее творчество Монастырского сохраняет ореол загадочности и ауру недоступности «только для посвященных». Задачу материализации этого искусства, больше напоминающего духовные практики, поручено решить опытному куратору, профессору, главному специалисту по отечественному концептуализму Борису Гройсу. В помощь ему будут — подробнейшая документация, фотографии ее участников в бесконечных полях и заснеженных лесах, немногие сохранившиеся объекты и странное ощущение зазора в обычном течении жизни, которое рождает практически все, что делает Монастырский, — в том числе и новейшие его видео канала Podjachev на YouTube. Первая выставка из трех биеннальных циклов, на которые комиссаром назначили главу фонда Stella Art Стеллу Кесаеву, в любом случае станет почти революционной — ей удалось отменить царившую все последние годы в русском павильоне коммуналку, сталкивавшую в одном пространстве произведения самых разных творцов, и тем самым сделать шаг навстречу цивилизованному человечеству.

Еще три российских художника в Венеции

Олег Кулик
В расписанной великим Тинторетто Скуоле де Сан Рокко показывают видеоинсталляцию «Вечерня Богородицы» на музыку Монтеверди. Кроме того, Кулик участвует в групповой «стеклянной выставке» «Glasstress» хорошо знакомой, переведенной теперь в стекло композицией с коровой, которой заглядывают в жопу, под названием «Вглубь России», а также символизирующей сложные состояния души художника инсталляцией, в которой один китаец сдирает шкуру с другого.

Айдан Салахова
В Азербайджанском павильоне, под который снято роскошное палаццо Бенцони и приглашен иноземный куратор, демонстрируют скульптуры из каррарского мрамора. Знакомые сюжеты с чадрой, скрывающей одни части тела и оставляющей обнаженными другие, считающиеся в европейской традиции гораздо более тайными, приобретают в новой технике совсем другой вес, в том числе и физический, так что пришлось укреплять полы.

Анастасия Хорошилова
Наследница феноменологического метода Бехеров делает первую в своей жизни инсталляцию «Старые новости» при поддержке Московского музея современного искусства. Под расписными сводами библиотеки Zenobiana del Temanza покажут девять лайтбоксов с фотографиями потерявших детей бесланских матерей.