«Я больше люблю людей раздражать, чем радовать»
Захар Прилепин о том, почему в его книге все так мрачно.
Почти во всех твоих предыдущих книгах так или иначе присутствовал «мужской мир» — будь то ОМОН или чеченская война. «Черная обезьяна» — про обычную жизнь современного человека. В тебе что-то изменилось?

Для меня по-прежнему «мужской мир» с его четкими принципами и негласным законодательством, которое соблюдают все до тех пор, пока считают себя мужчинами, куда более привлекателен и понятен. Я в нем чувствую себя более органично, чем в мире социальном, политическом и вообще бытийном. Мне кажется, что именно в этом «мужском мире» происходят самые важные и любопытные вещи, которые влияют на жизнь человечества.

А вот все, что делают мужчины — про женщин говорить не буду — в других сферах, например, в семье, вызывает во мне оторопь. У современного русского мужчины очень странное отношение к семье. Он, пытаясь победить в какой-то одной сфере, тотально проигрывает в других. И от этого все начинает сыпаться. Я пытался как-то это противоречие разрешить: что делать пацанам, когда они взрослеют, и каким образом они, по-русски говоря, «про…вают» жизнь. В том числе так, как это описано в «Черной обезьяне».

Но финал-то в книге открытый — жизнь героя не кончилась, и, возможно, дальше он исправит то, что натворил.

Финал открытый в том смысле, что герою еще предстоит путешествовать по очередным кругам ада. Он уже там, но ему еще долго по ним ездить. Так что финал в самом дурном смысле открытый. Дурная бесконечность? Совершенно верно.

Да, ты еще никогда не был так жесток со своими персонажами.

Я давал много форы другим своим героям, написал несколько текстов, в которых ощущение огромности, радостности и прозрачности жизни было колоссальным. И однажды решил, что хватит уже так баловать себя и читателя. Стоит иногда произнести вещи, которые вызовут раздражение и неприязнь. Я вообще больше люблю людей раздражать, чем радовать.

Спецпроект

Загружается, подождите ...