Сирьян Драгоевич

Сербский режиссер, в юношестве играл в панк-группе TV Moroni, работал журналистом. Перед тем, как заняться кинематографом, изучал клиническую психологию. Параллельно Срджан занимался поэзией, находясь под большим влиянием советского искусства (в частности — творчества Владимира Маяковского), и издал несколько книг. В качестве режиссера дебютировал в 1992 году с фильмом «Мы не ангелы», имевшим большой успех в Югославии. В 1996 году снял свой второй фильм о войне в Югославии «Красивая деревня, красиво горит». После двухлетней работы в Голливуде вернулся в Сербию и снял продолжение фильма «Мы не ангелы», побившее кассовые рекорды в Югославии. Фильм «Парад» получил одинаково высокие оценки в Сербии, Хорватии и Боснии: такого успеха не было ни у одной картины после войн 1990-х годов между бывшими югославскими республиками. В Боснии его посмотрело больше людей, чем «Аватар» Джеймса Кэмерона.

Сербский режиссер, в юношестве играл в панк-группе TV Moroni, работал журналистом. Перед тем, как заняться кинематографом, изучал клиническую психологию. Параллельно Срджан занимался поэзией, находясь под большим влиянием советского искусства (в частности — творчества Владимира Маяковского), и издал несколько книг. В качестве режиссера дебютировал в 1992 году с фильмом «Мы не ангелы», имевшим большой успех в Югославии. В 1996 году снял свой второй фильм о войне в Югославии «Красивая деревня, красиво горит». После двухлетней работы в Голливуде вернулся в Сербию и снял продолжение фильма «Мы не ангелы», побившее кассовые рекорды в Югославии. Фильм «Парад» получил одинаково высокие оценки в Сербии, Хорватии и Боснии: такого успеха не было ни у одной картины после войн 1990-х годов между бывшими югославскими республиками. В Боснии его посмотрело больше людей, чем «Аватар» Джеймса Кэмерона.