«Я уважаю Боно, он много приносит пользы»
Человек, известный как принц Каспиан, рассказывает, зачем пытался «Убить Боно».


Чем вас заинтересовала роль Нила Маккормика?

Все просто — сценария смешнее я еще не читал. Я торчал в своем трейлере на съемках «Хроник Нарнии» в Австралии, в полном принц-каспианском одеянии — меч на бедре, все дела; и тут мне попался на глаза этот конверт. Я открыл его, начал читать сценарий, и не прошло и пары страниц, как я уже ходил по трейлеру, изображая Нила Маккормика. Ну или его нарнийский вариант — костюм Каспиана я же так и не снял.


А вы с самими Маккормиками встречались?

Мне не разрешали.


То есть?

Ник Хэмм, наш режиссер, запретил мне видеться с ними до начала съемок. Просто чтобы я не копировал поведение Нила в реальной жизни — это могло бы получиться натужно, и фильм было бы в итоге невозможно смотреть. В любом случае я же читал книгу Нила, которая легла в основу сценария, причем дважды, — и играл не столько настоящего Нила, сколько его персонажа в книге, то, каким мне он представлялся. Еще я вдохновлялся парочкой британских фильмов. Во-первых, «Залечь на дно в Брюгге» с Колином Фарреллом, у которого я позаимствовал этот чисто ирландский безудержный энтузиазм на пустом месте. Во-вторых, «Уитнэйл и я» — у него схожая структура с «Убить Боно», и это тоже история завораживающей неудачи.


Вы как для себя вообще Нила оправдывали? Он же ведет себя как говнюк большую часть фильма.

Я решил, что эта сильнейшая зависть к Боно и U2 вызвана его чувством, что он достоин быть рок-звездой — хотя бы потому, что так сильно старался. Он просто не понимает, что тяжелый труд совсем не обязательно ведет к успеху. Знаете, по окончании съемок мы с Нилом все-таки увиделись — и он оказался очень приятным в общении человеком. А в том, что он постоянно принимал плохие решения — что мы и видим в фильме, — виновато его чрезмерное упорство, слишком страстное желание прославиться. А он в итоге посмотрел фильм? Да, кажется, уже три раза. Знаете, что интересно? В первый раз ему очень не понравилось; он говорил, что фильм выставляет его идиотом. В каком-то смысле без этого, наверное, не обходится. Потом он еще раз посмотрел кино с семьей и друзьями и несколько изменил свое мнение — потому что они все говорили ему, с какой симпатией и жалостью изображает его «Убить Боно».


Вы к какой половине населения Земли принадлежите — к тем, кто любит Боно, или к тем, кто хочет его убить?

Знаете, снимаясь в «Убить Боно», я полюбил U2, как-то проникся. Правда, я и раньше никогда не отрицал, что у Боно с компанией потрясающий дар в том, что касается песен — хотя и не особо их слушал, когда рос. Что до ненавистников Боно — думаю, все дело в его вездесущести. Я же его уважаю, он много пользы приносит.