Москва
Москва
Петербург
95 и старше

95 и старше

Cамые старые жители города рассказали, в чем секрет их долголетия.
Анна Николаевна Лутова,
95 лет, шлифовщица протезов
«Что, ребятки, вам про долголетие-то рассказать? Я всю жизнь работала на протезном заводе, шлифовщицей. А труд — это ведь самое важное. Что толку без дела сидеть — двигаться нужно. Ела я всегда мало, в основном каши да сухари. Сейчас, правда, ем в основном молочную пищу: творог, йогурт, кефир, теплое молочко очень люблю. Мясо есть не советую, я сама-то его мало употребляла, трупы это все жареные. Организм у меня самый обычный, две операции перенесла, двух сыновей схоронила — и ничего, силы жить еще есть. Плохо, что на улице уже 10 лет не была. Все по одному маршруту хожу: комната, кухня, туалет. Если бы не дочка и восемь правнуков, которые меня то и дело подбадривают, не знаю, что со мною бы сталось теперь. Я уж не та, что раньше».

Николай Константинович Байбаков,
97 лет, нарком нефтяной промышленности СССР
«Это сейчас жалуются — “много работаем”, а я всю жизнь без графика пахал, причем в прямом смысле — полжизни на огороде вкалывал и семью заставлял спину гнуть, а спать ложился только после того, как Сталин уснет, часов после трех ночи. Зато сейчас у меня твердое расписание: постоянно лежу, еще нога эта сломана (показывает на костыли), встаю в семь утра, в девять завтракаю, потом снова сплю, потом обедаю, и так далее (улыбается). Еще год назад на работу в Институт нефти и газа ездил, а недавно с друзьями на день рождения собирались — не без алкоголя, конечно. И вообще, я считаю, нужно водку пить ежедневно, она любую заразу как рукой снимает, и хандру тоже. Секрет долголетия? В любви. После жены у меня было еще много любовниц».

Борис Ефимович Ефимов,
107 лет, карикатурист
«Знаете, это уже неприлично, сколько я живу. Впервые я почувствовал, что стал взрослым, когда умер мой отец. Я стал размышлять над вопросом долголетия, но так и не нашел никакой закономерности: ел все подряд (и до сих пор утром могу съесть бутерброд с колбасой), как и все, увлекался водкой, но никогда не перебирал. По утрам делал 30-минутную зарядку и всегда занимался только тем, что нравится. Но главное — относился ко всем жизненным неурядицам философски. Лишнего не переживал, даже когда в 30-х расстреляли моего брата, а на мне 16 лет висело клеймо родственника «врага народа». Наверно, у нас в семье какой-то ген долголетия,моя мать дожила до 89 лет, а я что-то уже устал. Сижу целыми днями только телевизор смотрю».

Сергей Иванович Крупнов,
96 лет, ученый-генетик
«Я воевал против японцев на Амуре, видел живого Горького, Сталина, здоровался за руку с Чкаловым. Никогда не помню себя в плохом настроении, всегда смеюсь. Почему долго живу? У меня здоровье хорошее было, ни разу в жизни не болел гриппом. Меня даже хотели разведчиком сделать, только жена против была. В детстве, помню, чуть не помер от скарлатины, мне мать уже гробик заказала. Но выжил. Сейчас мне 96, спать ложусь в 10 вечера, а встаю в 6—7 утра. Каждый день легкие упражнения делаю, не употребляю соль и сахар, ем морковь и свеклу — они для сердца очень полезны, обязательно творожка и кефирчику перед сном, а еще ванночки для ног делаю, чтобы спать крепче. Вино последний раз выпил на 90-летие. И вообще чувствую себя на 18 лет. Нет, ну правда! (смеется)».

Сергей Михайлович Никольский,
102 года, математик, академик РАН
«Никакой формулы долголетия у меня нет. Курить-то бросил в 70 лет. Да и вообще я еще не понял, что стареть начал. Этот год, как полагается, шампанским и коньячком встретил. Ем все подряд, особенно торт сметанный люблю и супы наваристые, не какие-нибудь брандахлысты на воде, а такие, чтоб соленые были. Встаю часов в восемь утра, зарядку не делаю — ну неинтересно мне это. Наверное, у меня организм особенный.Правда, я раньше по 20—30 километров любил ходить: уйду в лес и хожу себе, о формулах думаю. Мне кажется, увлеченные люди, которые хотят что-то открыть или доказать, живут дольше тех, кто просто хочет дожить до ста и намеренно ограничивает себя в еде, курении, алкоголе и т. д. Вот что способствует продлению жизни — любовные переживания. Смерти я все равно боюсь, хотя о ней стараюсь не думать. Мне еще одну теорему нужно доказать».

Елизавета Филипповна Зимонина,
95 лет, бухгалтер
«“Едут, едут по Берлину наши казаки” (поет). Знаете, я вообще-то донская казачка, всю жизнь боролась и никогда не падала духом. В войну у собак бродячих замерзший кусок конины отбирала, чтобы детей прокормить, на морозе поезда мыла и из проваливающегося под лед грузовика людей спасала. Сейчас я радуюсь каждому цветочку и живу долго, наверно, потому, что чувствую, что я нужна. Нужна внучонку Сашечке, правнучку Глебушке, дочке. Прошу их читать мне Лермонтова и Пушкина. А еще на балконе они кресло мне поставили, я летом там сижу-гуляю (смеется), цветы там выращиваю. Я оптимистка, люблю смотреть на Дину Дурбин в этом фильме, как его, ну, «Сестра его дворецкого». Уж очень мне нравится, как она поет там. Долголетие? Не знаю, встаю я поздно, ем рыбу, читаю молитвы и просто умею радоваться даже хорошему чаю».

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация