«Вы не поверите, но мы иногда ссоримся»
Неразлучные британские комики о превратностях мужской дружбы.

Как появилась идея «Пола»?

Саймон Пегг: Мы были на площадке «Зомби по имени Шон», снимали сцену с метанием пластинок в садового зомби. И во время одного из перерывов наш продюсер Нира Парк спрашивает: «Ребята, а что дальше-то?» Мы стали обмениваться идеями — и одна из них была про двух британских гиков, встречающих настоящего пришельца во время путешествия по Штатам. Я даже постер нарисовал с пришельцем, показывающим камере средний палец. Всерьез, конечно, никто к этому не относился — у нас таких идей в пабе за пивом знаете сколько рождается? Но потом этот сюжет снова всплыл — благодаря Нире, и вот пять лет спустя я прихожу на площадку «Пола» — а там все ровно так, как я и представлял.


Героев, похоже, писали с самих себя?

Ник Фрост: В сценарии они были куда большими задротами, чем в фильме.
С. П.:
Да, если в них и есть чтото от нас самих, то это как раз фанатичная любовь к комиксам и масскульту — только гипертрофированная. Ну и, конечно, им передался наш интерес к паранормальным явлениям.
Н. Ф.:
Вообще мы представляли их такими заморышами, которые, кроме как друг с другом, больше ни с кем и не общаются. И когда в одной из сцен они, накурившись, танцуют у костра — сразу ясно: эти парни танцуют первый раз в жизни.


Добавлю, что в их взаимоотношениях отчетливо угадывается ваша закадычная дружба. 

С. П.: Ага, мы друг друга обожаем. Ну и они тоже.
Н. Ф.
: Вы не поверите, но мы иногда ссоримся. Но так ведь и должно быть, правда? Было бы странно, если бы между нами не было разногласий.
С. П.: Бывает, час-другой друг на друга орем. Потом оба остываем — не разговариваем, но и не деремся. А затем выпьем по чашке чая и уже болтаем как ни в чем не бывало.
Н. Ф.
: Стоит кому-то из нас пошутить, как все обиды забыты.


А инопланетянин Пол с самого начала был таким, как получился в фильме?
Н. Ф.
: У нас разные были идеи на его счет. Он сначала был намного старше, злее и кровожаднее. Но чем больше мы писали, тем больше было сомнений в том, что он должен быть таким ужасным персонажем, который все время шокирует Грэма с Клайвом. В итоге он стал куда приятнее — хотя и матерится все время. Он крутой, он много где был, по сути, он самый человечный персонаж во всем фильме.
С. П.
: Да, Пол был таким еврейским стариком с дряблой кожей, а стал клевым чуваком — в духе Альфа и прочих киношных пришельцев-умников, но только круче. Во много раз круче.