Москва
Москва
Петербург
Благотворительность стала популярной

Благотворительность стала популярной

За последние 10 лет она превратилась из удела волонтеров-одиночек в массовое явление.
Большинству населения планеты Мемфис, штат Теннесси, известен как город Элвиса Пресли. Гораздо меньше людей знает о существовании в Мемфисе госпиталя Святого Иуды (St. Jude Children’s Research Hospital) — крупнейшего в мире лечебного и исследовательского центра для детей, больных раком. В 1962 году, когда госпиталь открылся, от рака вылечивались всего 4% детей, сегодня выживают 80. Операционные расходы центра составляют около полутора миллионов долларов в день.И ни один цент из них не поступает из государственного бюджета США. Госпиталь Святого Иуды, основанный комиком Дэнни Томасом, финансируется только за счет благотворительных пожертвований. Их средний размер составляет 17 долларов. Этих фактов достаточно, чтобы понять, насколько американцы вовлечены в благотворительность: для обеспечения одного дня функционирования центра требуется участие 88 тысяч человек.

Для американца отдать часть заработанных денег на благотворительные цели — все равно что почистить зубы. Привычное дело, о сути которого он и не задумывается. В США даже нет системы детских домов — всех сирот разбирают по семьям. Страна так живет. Она так привыкла. Еще несколько лет назад казалось, что в России такого никогда не будет, но уже сейчас благотворительный сбор денег в «Живом Журнале» — обыденное событие. И деньги практически всегда собираются, даже с избытком. Разумеется, богатые люди в любой стране мира финансируют благотворительные программы. У каждого русского олигарха есть департамент, который распределяет миллионы долларов на эти цели. Занимались благотворительностью и некоторые наши поп-звезды. Но по-настоящему массовой благотворительность в России становится только сейчас.

Все началось с созданного Алексеем Налогиным (см. «Цепная реакция») в 1998 году сайта deti.msk.ru, предназначенного для сбора денег пациентам Российской детской клинической больницы. РДКБ вообще, и в особенности ее отделение общей гематологии (где лечат детей, больных лейкозом), стала центром силы, точкой, от которой разошлись — сначала по Москве, а теперь и по всей стране — круги частной, массовой благотворительности. Алексей Налогин — человек легендарный. Лишенный возможности двигаться, он не отправился в своей коляске собирать деньги на проезжей части, а сел за компьютер и научился делать отличные веб-сайты. Заработав первые деньги, Налогин изобрел ортопедическую систему «Доспехи», благодаря которой сам встал на ноги и помог научиться заново ходить еще многим людям. Мало кто верил, что затея с сайтом будет удачной, — в 1998 году в России практически не существовало платежных систем, с помощью которых простой русский пользователь мог бы переводить деньги. Да что там — самих русских пользователей десять лет назад было очень и очень немного. Но сайт deti.msk.ru не только заработал. Он стал эталоном жанра, задал стандарты, по которым сейчас работает вся массовая благотворительность в России.

Стандарты эти просты: все собранные деньги до последней копейки отправляются нуждающимся и после каждого сбора публикуется подробнейший отчет о каждом взносе. Эти правила не так очевидны, как кажется на первый взгляд, — российский закон позволяет благотворительным организациям тратить до 20% собранных средств на собственные нужды. Это еще как-то можно объяснить в случае большого фонда, работающего с миллионными пожертвованиями. Но когда речь идет о массовом сборе денег и средний размер пожертвования составляет 100 рублей, то важен каждый из сотен и тысяч жертвователей. А стоит появиться хоть малейшему недоверию к тому, как расходуются деньги, и люди перестанут помогать. Эти простые постулаты оказались действенными.

Первопроходцем благотворительных акций в «Живом Журнале» стал Антон Носик. Несколько лет назад в ответ на чью-то отчаянную просьбу о помощи он объявил сбор средств — и нужная сумма быстро набралась. Стало понятно, что русскоязычная аудитория ЖЖ уже достаточно велика и готова к подобным акциям. В 2004 году попробовал повторить опыт Антона и я — сразу же получилось.

Поворотным для массовой благотворительности стал 2005-й. В Москве обнаружилось множество давно работающих крохотных благотворительных организаций, клубов, волонтерских групп, которые нашли друг друга и начали делиться информацией. Основатели волонтерской группы при РДКБ Аня Чистякова и Аня Егорова привели в больницу Дину Корзун и Чулпан Хаматову (см. «Группа поддержки»). Актрисы организовали первый сбор денег в театре «Современник», как-то сразу подписав на благотворительность практически весь русский шоу-бизнес— сейчас трудно представить себе артиста, который не приехал бы к детям в РДКБ по первой просьбе.

В том же 2005-м случилась волшебная история, в которую никто бы не поверил, не произойди она на самом деле. Аня Егорова рассказала в ЖЖ о больном лейкозом 10-летнем мальчике Диме Рогачеве из Калужской области. Дима долго не соглашал-ся ехать лечиться в Москву, и местный доктор пообещал ему: «Поедешь — поешь там блинов с Путиным». Мальчик проникся этой идеей и стал верить в блины с Путиным как во что-то естественное. И когда у него случился третий рецидив лейкоза (обычно это говорит о том, что все очень плохо), Аня Егорова обратилась к миру с этой невероятной просьбой — помочь Рогачеву встретиться с Путиным. Просьбу передали в пресс-службу президента, откуда Диме прислали подарок и подписанную Путиным открытку. А спустя несколько недель президент действительно приехал в РДКБ с блинами. В результате того визита было принято решение о строительстве современного гематологического центра для детей. Но самое главное— все эти мелкие организации, одиночки-фанатики и считающие себя чужими на празднике жизни волонтеры вдруг почувствовали, что они действительно нужны. Простым людям удалось сделать, казалось бы, невозможное — достучаться до президента. Хотя на самом деле эти люди каждый день совершают гораздо более невозможные вещи — спасают жизни людей, собирая для их лечения по крохам многие сотни тысяч долларов. Диму Рогачева спасти не удалось, но благодаря его желанию увидеть президента у российских детей теперь, дай бог, будет хорошая современная больница.

Сейчас в ЖЖ деньги собирают десятки людей. Антон Носик, чтобы делать это более эффективно, создал фонд «Помоги.Орг». Учредили официальный фонд и Дина Корзун с Чулпан Хаматовой. Многие люди, глядя на это, придумывают собственные способы благотворительной деятельности: юная журналистка Настя Каримова сделала информационный сайт для волонтеров, помогающих нищим и бездомным на улицах.

Разумеется, большая доля в интернет-сборах до сих пор остается за жителями западных стран — у них и доходы побольше (их средний взнос составляет 50 долларов), и есть PayPal, который позволяет заплатить картой, не вставая со стула. Вообще, как выяснилось, главным препятствием на пути к действительно массовой благотворительности в России является не жадность, а лень. В нашей стране, чтобы пожертвовать деньги, надо встать и пойти в банк, где заполнить сложную квитанцию. Чтобы заплатить через интернет, придется сначала положить деньги в одну из платежных систем, а это все равно значит встать и пойти в банк. А в PayPal русских не берут (несколько месяцев назад разрешили платить, но получить деньги через эту американскую систему в России до сих пор нельзя).

Есть и другие проблемы, главная из которых — формальная нелегальность большинства интернет-сборов. Если у вас нет фонда с юридическим лицом, вы не имеете права собирать и перераспределять деньги, поскольку это проходит мимо налоговой инспекции. Но организационные и финансовые затраты на создание и функционирование фонда столь велики, что для большинства сборщиков денег это обессмысливает саму идею — своих денег для зарплаты бухгалтеру и своего времени для организации документооборота у этих людей нет. Правда, пока налоговые инспекторы не предъявляли претензий в подобных случаях— видимо, и у них есть обычная человеческая совесть.

Но все же главное произошло — мелкая благотворительность в России перестала быть экзотичной и стала столь же привычным явлением, как свой блог или сотовый телефон. Сегодня любой человек, вне зависимости от собственной известности, умений, знаний и материального положения,может присоединиться к уже достаточно большому сообществу благотворителей и выбрать тот способ помощи, который кажется ему наиболее важным или интересным: собирать деньги, как «Общество китайского летчика», следить за состоянием памятников архитектуры, как организация «Москва, которой нет», или поддерживать провинциальные детские дома, как фонд «Мурландия». Решиться очень просто — достаточно вспомнить про те самые 17 долларов с носа, на которые существует самая большая в мире детская онкологическая больница.

28 января 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация