Сергей Михалок
Лидер группы «Ляпис Трубецкой» о новом альбоме и плохих московских концертах.

Сначала группа из Белоруссии считалась веселыми выпивохами с шутейно-лирическим материалом. Потом перекинулась панкамистрейтэйджерами с анархическими взглядами, прямолинейной музыкой и редкой красоты клипами. Альбом «Веселые картинки» должен сообщить нам о «Ляписе» что-то новое.

Вам не надоела роль буревестников? 

Какая роль, простите?

То, что в вас видят исключительно борцов-революционеров.

А почему мне должно это надоесть? Последние годы мы занимаемся всеми направле ниями сатирически-протестного рок-н-ролла. И каждый выхватывает из нашего контекста то, что ему ближе. Кто-то видит в нас буревестников, кто-то пересмешников, кто-то пингвинов. Пытаться по каждому поводу объясняться и раскладывать по полочкам — неправильно и неинтересно.

Что в новом альбоме нового?

У нас была трилогия «Агитпоп», где мало собственно музыки, гармоний и мелодий. Теперь мы убрали самые яростные песни и попытались поговорить о внутреннем мире человека. О сути. Мы раскрываемся с другой стороны, но не меняем курс. Просто в свой рубленый агитбригадный спектакль вносим моменты умиротворенности.

Говоря языком спорта, в какой вы сейчас форме?

В новом альбоме много песен с тягучим шаманизмом. Они стайерские, тяжело даются. Пришлось побегать кроссы. Я свои художественные задачи обсуждаю с тренером по боксу. И он зачастую меняет программу тренировок. Кто-то называет это бредом, но мне это помогает. Я сбросил вес. Для этих концертов хорошо, когда я без явных признаков культуризма. Могу подтянуться 23 раза — неплохо для почти 40-летнего бывшего алкоголика и наркомана.

Какие концерты в Москве вам запомнились?

Запоминаются всегда провалы. Началом фиаско группы «Ляпис Трубецкой» стал концерт в МАИ. Мы были в муку. Были песни посреди разрушенных барабанов, сломанные микрофоны и полукриминальные терки с организаторами. Мы были счастливы и еще не чувствовали, что сливаемся с объектами собственных насмешек. А пиком рую было продано 30 билетов.

Судя по Египту и Ливии, буря всетаки грянула. А происходит такое в Москве или Минске, что бы вы сказали людям по обе стороны баррикад?

Находиться с какой-либо стороны баррикад современному художнику достаточно опасно. Линия огня постоянно меняется, а и с той, и с другой стороны достаточно сволочей и провокаторов. Но вообще, начинается что-то серьезное и общепланетарное. Люди говорят открыто о своих проблемах, пытаются осознанно повлиять на свою судьбу. Кажется, это соответствует божественному промыслу.