Не грози Ночному дозору
Трудности, с которыми столкнулись создатели первой отечественной кинопародии.

На собственной свадьбе юноша по имени Вадик лишился чувств. Все думали — шутка, оказалось — жопа. Придя в себя, Вадик обнаружил, что теперь сможет легко ответить на вопрос, есть ли жизнь после смерти. Налюбовавшись непорочным созданием на ресепшен у дверей Чистилища, Вадик предстал пред секретарем самого Всевышнего. Начав вспоминать собственную жизнь (Вадику надо найти в ней что-то хорошее, иначе двери Рая останутся для него закрытыми навсегда), он вдруг осознает, что жизнь его — сплошное «наше кино». В конце 80-х в армии ему пришлось столкнуться с Хохлом, как в «9 роте»; в 90-е — с диким капитализмом, как в «Бригаде»; в наши дни — с малоприятным певцом Тимой Миланом, воплощением всего лучшего, что есть в российском шоу-бизнесе. Наконец, Вадик встретил свою любовь, за которую по доброй киношной традиции пришлось сражаться. Таков сюжет «Самого лучшего фильма», созданного совместными усилиями телеканала ТНТ и «Comedy Club».

Жанр кинопародии появился в начале 80-х: именно тогда братья Цукеры сняли пародийный сериал «Полицейский отдел» с Лесли Нильсеном в главной роли. Сегодня все знают «Очень страшное кино», «Голый пистолет», «Не грози Южному централу». Знают и понимают, с чем имеют дело — с жанром, который в России отсутствовал как класс.В советские времена над отечественным кино издеваться было не с руки, во время перестройки оно попросту закончилось, а сегодня, когда массовое кино возродилось, его все еще катастрофически не хватает.

Чтобы снимать пародии, кино должно быть много — завались, сколько должно быть популярного кино. А у нас что? «Дневной дозор», «Ночной дозор», «9 рота», «Бригада», «Бумер». Раз, два — и обчелся. Вот и создатели «Самого лучшего фильма» честно говорят: не хватало материала, добирали сериалами. И правильно, потому что в таком деле важна массовость, узнаваемость — какое-нибудь Викино «да боже ж мой, мама дорогая», вошедшее в лексикон прочнее, чем «а вас, Штирлиц, я попрошу остаться».

Авторы «Самого лучшего фильма» поступили именно так, как поступали до них западные режиссеры-пародисты: использовали самые узнаваемые моменты из кинохитов. Из «9 роты», к примеру, в «Самый лучший фильм» перекочевали белозубая улыбка брутального Хохла, солдат по имени Джоконда и сцена обучения новобранцев. Из «Дневного дозора» — красный автомобиль, рассекающий по серой стене гостиницы «Космос».

Звезды в «Самом лучшем фильме» появляются ненадолго и в неожиданном контексте— тоже в соответствии с традицией кинопародий: девушек легкого поведения играют телеведущие Марика и Лера, певица Беретта и светская львица Ксения Собчак, следователя-гомофоба— Борис Моисеев. В других ролях — Дмитрий Нагиев, футболист Дмитрий Сычев, Владимир Турчинский и Анастасия фон Калманович. Секретаря Всевышнего сыграл Армен Джигарханян. И, наконец, те, кто двигает сюжет так, как реклама двигает торговлю, а лень — прогресс. В роли Вадика — резидент «Comedy Club» на ТНТ Гарик «Бульдог» Харламов — единственный человек в мире, который знает, что пингвины ведутся на тирамису. Его друга — парня с именем Полкило — сыграл актер скетчкома ТНТ «Наша Russia» Михаил Галустян — единственный человек в мире, испортивший новую квартиру Ксении Собчак.

Первая кинопародия наверняка не последняя. В запуске более двух сотен фильмов— значит, будет что пародировать. Что до создателей «Самого лучшего фильма», то, во-первых, им не привыкать делать что-то первыми — когда «Comedy Club» еще только появился, жанр стэндап-комеди тоже был России чужд. Теперь он кажется самым традиционным народным развлечением. После семечек, естественно. Во-вторых, к своей затее они относятся не без иронии. «Если серьезно всем говорить, что мы сделали самый лучший фильм, — говорит Артак Гаспарян, генеральный продюсер и соавтор сценария, — нас заплюют и будут правы».