Интервью: Дмитрий Глуховский
Писатель Дмитрий Глуховский рассказывает Time Out о новом романе «Сумерки».

— Откуда вы берете темы для своих романов?

— У двух моих романов совершенно разная история. «Метро 2033» целиком выросло из столичной подземки. Уже в процессе написания выкристаллизовался сюжет, который претерпевал изменения по ходу дела. Окончательный вариант книги сформировался в моей голове примерно через три года после того, как я впервые сел ее писать. В «Сумерках» все иначе. У меня с самого начала был замысел: изобразить сознание отдельного человека как целую Вселенную, провести параллель между человеческой смертью и концом света. Остальное наросло на этот костяк — и майя, и конкистадоры, и телевизионные новости, ясно доказывающие, что планета распадается на куски и до Апокалипсиса осталось совсем чуть-чуть. Поначалу я вообще собирался писать не о майя, а о вавилонянах.

— Долго готовились к тому, чтобы писать о майя?

— Хороших книг по истории майя удивительно мало. Искания моего героя, который тщетно пытался обнаружить хоть какие-то достоверные сведения об этой культуре, — это мои искания… Я специально прочитал «Сообщение о делах в Юкатане» Диего де Ланды — основной источник современных знаний о майя — в оригинале, чтобы проникнуться духом и научиться подражать языковым оборотам.

— По «Метро 2033» вы консультировались с метрофанатами. А по «Сумеркам» вы спрашивали совета историков? Некоторые из них читали роман в моем блоге dglu.livejournal.com, где я публиковал его по главам в процессе написания. Нарекания были, но куда меньше, чем по «Метро 2033».

— И «Метро 2033», и «Сумерки» — антиутопии. Вы верите в скорый конец света, и если да, то когда он будет?

— Я бы не назвал «Сумерки» антиутопией. Наиболее точное определение жанра этой книги, как мне кажется, — роман-метафора, роман с двойным дном. Не могу сказать, что меня привлекают антиутопии как жанр. Меня, скорее, завораживает сама концепция Апокалипсиса — и эстетически, и психологически, и философски. И «Сумерки», и «Метро 2033» — занимательная эсхатология. Что же касается конца света, я в него, разумеется, верю, но не боюсь. Какая разница, погибнет ли мир, если нам с вами отведено всего-то семьдесят-восемьдесят лет.

— Сейчас вы пишете «Метро 2034». Когда книга появится в продаже?

— «Метро 2034» выйдет в свет зимой 2008-го или весной 2009 года. На этой книге я думаю закончить эксплуатацию «метровселенной». У меня достаточно других замыслов, чтобы не привязываться теперь навеки к этой идее. «Метро 2034» будет взрослым, серьезным романом. Но мне хотелось бы всеми силами избежать ярлыка писателя-фантаста. Новые книги будут варьироваться в жанрах от киберпанк-детективов до любовных романов.

— Вы теперь исполняете обязанности главного редактора «Популярной литературы».

— Я и раньше принимал участие в судьбе издательства. А теперь я занимаюсь тем же самым с новыми официальными полномочиями. Не вижу тут ничего предосудительного. Однако, если придется выбирать, выберу книги.