«Михаил Горбачев. Перестройка»: как это было
Лучшие фотографии с выставки в Манеже.
24 января в Манеже к грядущему 80-летию единственного президента СССР открылась фотовыставка «Михаил Горбачев. Перестройка». Time Out предлагает посмотреть лучшее с воспоминаниями и комментариями.

Шаг в будущее М.Горбачев и Р.Рейган направляются в Белый Дом на подписание договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. Вашингтон, 8 декабря 1987 г.

Из воспоминаний М.С.Горбачева «Жизнь и реформы»:
«7 декабря 1987 года наш ИЛ-62 приземлился на авиабазе «Эндрюс». В аэропорту меня, Раису Максимовну и сопровождающих лиц встретили госсекретарь Джордж Шульц с супругой. Краткое приветствие, ответное слово, и наш кортеж отбыл в Вашингтон.
Подписание происходило в торжественной обстановке. Естественное волнение охватило всех участников события. Перед началом подписания мы остались вдвоем с президентом и по сигналу протоколистов направились в зал для подписания. Телевидение начало трансляцию, присутствующие встретили нас стоя. Процедура подписания заняла несколько минут. Мы обменялись русским и английским текстами Договора и ручками, специально изготовленными для этого случая. Крепкое мужское рукопожатие, а затем Рейган и я обратились к американскому и советскому народам, ко всему миру.
Президент сказал: «Сегодня я от имени Соединенных Штатов и Генеральный секретарь от имени Советского Союза подписали первое в истории Соглашение о ликвидации целого класса американских и советских ядерных вооружений. Это войдет в историю. Многие так называемые мудрецы не однажды предрекали, что невозможно будет добиться такого Соглашения. Слишком много сил и факторов было против. Мы стойко придерживались своего, не сдавались. И я надеюсь, господин Генеральный секретарь меня простит, если я признаюсь, что в самые мрачные моменты, когда действительно казалось, что Соглашение окажется невозможным, я подбадривал себя словами великого русского человека, Льва Толстого, который писал: «Самые сильные воины — это время и терпение».
В своем обращении я счел нужным сказать: можно гордиться тем, что мы сажаем росток, способный превратиться в могучее дерево мира. Но, наверное, еще рано раздавать друг другу лавровые венки. Великий американский поэт и философ Эмерсон сказал: «Лучшая награда за хорошо сделанное дело — это сделать его». Так давайте вознаградим себя, приступив к делу. Пусть 8 декабря 1987 года станет датой, которую занесут в учебники истории, датой, которая обозначит водораздел, отделяющий эру нарастания ядерной угрозы от эры демилитаризации жизни человечества.
…Я считал себя обязанным отвести смертельную опасность от страны и исправить ошибку колоссального масштаба, допущенную советским руководством в середине 70-х годов. В известном смысле считаю это достижением такого же масштаба, как вывод советских войск из Афганистана».

Юрий Рост «Человек с яйцом. История одной фотографии» На юбилее замечательного писателя и одного из самых достойных людей современной России Бориса Васильева автором этой заметки президенту СССР в устной форме было передано приглашение посетить мастерскую, именуемую «конюшней», поскольку когда-то чаезаводчик Боткин держал в этой пристройке лошадей.
Приглашение было принято. Оговоренное присутствие инкогнито Д.М. («Новая газета») автоматически обусловило регламент «на троих». Время встречи — 14.00 в субботу.

В 13.45 появился инкогнито Д.М., который, оглядев стол и найдя его достаточным, налил стопку, однако выпивать не взялся, а отправился встречать высокого гостя. Президент СССР появился в 14.00 с плетеной корзинкой в руках. Из корзинки, покрытой салфеткой, были последовательно извлечены: бутылка водки тамбовского розлива, свежие мытые помидоры, свежие мытые огурцы с отрезанными попками, достаточное для закуски количество ломтиков испанской ветчины хамон, блинчики с мясом и десяток крутых яиц.

Дверь мастерской была открыта настежь. Охрана президента была отпущена отдыхать.
Разговор о судьбе, любви и вообще был искренним и равным.
Время от времени участники встречи в соответствии с регламентом проводили тестирование авторских настоек: на черной смородине, на вишне, на смородиновых почках (нежнейшая!), на можжевеловой ягоде. После дегустации гордости коллекции — на белых сухих грибах — М.С. окончательно признал антиалкогольный указ исторической ошибкой.

Осмысливая ее, Горбачев взял из лукошка крутое яйцо и задумался, но не как гоголевский Кифа Мокиевич, задавший себе какой-нибудь подобный вопрос: «Ну а если бы слон родился в яйце, ведь скорлупа, чай, сильно бы толстая была, пушкой не прошибешь; нужно какое-нибудь новое огнестрельное орудие выдумать». А совсем иначе задумался — конструктивно: каким, к примеру, образом пригласить яйцо к сотрудничеству? И скоро способ был найден: с балтийской килечкой пряного посола (обезглавленной, увы), с тонким срезом, словно из лилового дыма, крымского лучка, при гуманитарном участии стопочки запотевшей можжевеловой.

Вечер продолжался. Совместными усилиями были спеты русские и украинские песни (не все). Михаил Сергеевич обнаружил слух, приятный голос и знание слов.

…Давно горели фонари. Ветер загонял в дверь теплый весенний воздух. «Битлз» услаждали слух, не мешая разговорам.
— Нравятся они мне, — сказал президент.
— А вы возьмите диск себе.
— А и возьму!
От других подарков он отказался, впрочем, я и не помню, что предлагал. Но если бы вспомнил, то обязательно принес бы Михаилу Сергеевичу на день рождения 2 марта с пожеланием здоровья, теплых вечеров и встреч с хорошими людьми.

Цитируется по «Новая газета». Визит президента // Новая газета.-2006.-№14.-27 февр.-1 марта.


Дмитрий Бальтерманц «У Вечного огня». Москва, 1985

Сергей Борисов «Проявлять инициативу…». Москва, 1987

Александр Бородулин «Съемка для Playboy». Москва, 1989

Игорь Мухин. Москва,1988


Адрес ЦВЗ «Манеж»:
926 2828, Манежная пл., 1, м. Библиотека им. Ленина