"Да, мы хотим завоевать мир"
Перед презентацией альбома «Humanaut» в клубе Ikra лучшая московская альтернативная группа «Мои Ракеты Вверх» встретилась с корреспондентом Time Out.

Журнал Time Out уже не раз называл трио «Мои Ракеты Вверх» лучшей московской концертной группой. Дело не только в музыке, но и в подходе к ней. Они почти никогда не играют похожих концертов: зовут художника, по-особому разукрашивают сцену или сами придумывают неузнаваемый грим, могут пригласить известного музыканта из дружественной группы или делают программу целиком из кавер-версий и расклеивают афиши с коллажем из фотографий группы Nirvana и своих лиц. Благодаря этому непрерывному потоку идей на их выступлениях всегда полные залы, а сама по себе музыка такая, что не стыдно было дать группе выступать перед московским концертом инди-легенд Sonic Youth. На этой неделе «Ракеты» выпускают новый, третий альбом — «Humanaut», который намного проще и доступнее предыдущих и должен привлечь к ним еще большую аудиторию. Обозреватель Time Out поговорил с группой об альбоме, текстах песен и о планах на мировое господство. Интервью с гитаристом и вокалистом Костей Чалых и с басистом Лешей Гончаровым прошло не без накладок: дух затейничества оказался рядом— встретились музыканты с журналистом в одном из московских клубов как раз в разгар буйного Хеллоуина. Чтобы хоть как-то друг друга слышать, пришлось закрыться в гримерке размером в стандартный санузел обычной хрущевки. Корреспондент в такой обстановке немного растерялся.


Я забыл все вопросы! Вы расскажите пока про «Humanaut», а я вспомню.

Костя: По сравнению с предыдущим альбомом быстрых, тяжелых песен тут больше. А вот по мелодиям он, правда, мягче. Мы решили сделать доступные, простые песни, чтобы сразу было понятно. Возможно, с этим теряется такое волшебное ощущение, когда не понимаешь, что это вообще такое.

Леша: То есть тут нет экспериментов, — альбом сделан так, чтобы твой папа мог его включить и сказать: «Все понятно!»

При этом вы самый свой доступный альбом выпускаете без лейбла, хотя предыдущий выходил на FeeLee.

Леша: Мы даже не пытались стукнуться лейблу. Мы же не Linkin Park, нам не надо продавать миллионами, а …дцать тысяч мы и сами сможем распространить. Мы уже взрослые, нас знают, сами можем себе рекламу сделать…

Заходит рабочий клуба: Раскуриваетесь?!

Леша: Да нет, тут интервью. Так вот, все вещи, которые обычно делает лейбл, мы можем сделать сами. Да и раньше все равно все сами делали. Мы вот дебютную пластинку выпустили на маленьком лейбле, а вторую — на крупном. А шумиха большая была в итоге вокруг первого альбома — он до сих пор продается лучше. Ну, типа новая группа, всем интересно. Вторая почти незамеченной прошла. Недавно вот с папой разговаривал, он говорит: «Что-то у меня уже все журналы с твоими заметками изорвались».

Костя: Мы стараемся на каждом альбоме сделать что-то новое для себя, теперь вот такой опыт будет.

Помню, на одном из недавних концертов вы играли «Suck My Eye», и Костя вдруг остановился, схватился за голову и сказал: «Господи, что за тексты я пишу — “Отсоси мой глаз”!» А на альбом все-таки эта песня попала…

Костя: Тут в другом было дело: я просто впервые услышал, что сказал вслух. Песня была новая, мы ее только что написали, я пел «рыбу». И на этом моменте остановился… а потом понял, что это прекрасное название!

Кстати, интересно, почему вы поете по-английски? Такая замечательная музыка была бы всем понятнее на русском.

Леша: Если бы все могли легко и понятно писать музыку на русском языке, у нас был бы ВАГОН рок-звезд.

Костя: Да, к сожалению, в стране не так много людей, которые хорошо пишут на русском. Обычно музыка хорошая, а стихи, при всем уважении, очень плохие. Мы решили, что будем петь на английском, пока не подружимся с каким-нибудь талантливым автором. Или, может быть, у кого-нибудь из нас вдруг откроется талант, как у Петра Мамонова — он в 29 лет писать начал. Нам по 27, еще два года есть!

Опять заходит рабочий клуба: Все еще курите?! Хреновый у вас стафф!

Предыдущие альбомы все-таки очень достойные были, вот даже на разогрев к Sonic Youth вас позвали. Как это было: играть с самими Sonic Youth?

Леша: Все основные моменты происходили до того, как мы играли.Вот ты такой с гитарой приходишь в гримерку, а там — раз!

Заходит наряженный в вампира музыкант: Парни, я тут переоденусь?

Леша: Да, конечно. Так вот— раз! А там сидят Терстон Мур и Ким Гордон! И ты им так скромненько: «Здрасьте!» Вот это ощущения! А когда исполняешь — ничего особенного. Звук нормальный, народу полно, головами все качают, все отлично.

Полгода назад я спрашивал у БГ, кого из новых музыкантов он может отметить, а он говорит: «Никого. Все добиваются чего-то небольшого и сидят королями своего маленького мирка. Никто не хочет завоевать весь мир». Вот вы хотите?

Леша: Конечно, хотим! А что ж мы, блин, делаем?

Костя: Мы выпускаем эту пластинку — поп, чтобы привлечь больше слушателей. У меня в голове где-то записана такая мечта: мы приходим на стадион, он весь заполнен, мы играем, всем хорошо, и все плачут. Я надеюсь, что такое впереди — вектор туда идет.

Спецпроект

Загружается, подождите ...