Мадам Буланже
Интерьер кондитерской воспроизводит дух ушедшей эпохи, но сами десерты не похожи на правду.
Для хозяйки заведения это не первый опыт: ее парижской булочной Triumph de Levis исполнилось два года. Но с французским проектом у «Мадам Буланже» сходства мало — она пытается делать вид, будто была на Никитском всегда. Отчего, правда, ощущение новодела только усиливается. Интерьер воспроизводит дух ушедшей эпохи: голландская плитка вся в трещинах, на стене тикает древний часовой механизм, а тарталетки предлагается терзать винтажными вилками и ножами. Булки с багетами, как им и положено, стоят, пирожные — лежат, меренгу держат в некоем подобии птичьей клетки. Безупречно освещенная витрина в вопросах демонстрации десерта вполне может служить образцом для подражания. С бежевым и шоколадным цветами перебора нет — слойки обрамляют яркие всполохи пирожных, макарон и фруктовых тартов. Десерты находятся на уровне глаз, не надо нагибаться в три погибели, чтобы рассмотреть завитушки на сладких «улитках». Персонал бодро рапортует про французские кадры, которые якобы следят за аутентичностью рецептур, но на поверку оказывается, что местные эклеры, багеты и круассаны, хоть и исполнены со всей тщательностью, на правду, увы, не похожи. Круассан (65 р.) — хорошо пропечен, в меру рассыпчат и сладок, но ему не хватает истинной французской воздушности и томности. У ванильного эклера (70 р.) слишком тяжелый и плотный крем. Гречишный багет (75 р.) явно уступает своему собрату из «Волконского»: корочка недостаточно карамельная, а мякиш, вместо того чтобы покорно таять во рту, изображает из себя капризный резиновый мячик. Но самое главное разочарование — это пирожные и трюфели из горького шоколада, которые досконально копируют ассортимент «Шоколадного ателье» на Покровке. Включая шоколадный треугольник «Пирамида» (190 р.), который был в свою очередь «слизан» у знаменитого парижского кондитера Жан-Поля Эвана.

Средний счет 800 р.

Спецпроект

Загружается, подождите ...