"Юмор без месседжа - какое-то кривляние"
В прокат выходит «День выборов» — комедия-мюзикл о выборах губернатора и политтехнологиях, в которой снялись участники комедийного «Квартета И». Time Out выяснил, виноваты ли комики в отмене выборов.

«Квартет И» поставил в начале нулевых спектакль «День радио» — один день из жизни музыкальной радиостанции, циничную удалую комедию, в которой роль директора радиостанции играл Михаил Козырев, тогдашний генеральный продюсер «Нашего» и «Ультры». Потом «Квартет И» поставил «День выборов», историю о пиаре и грязных политтехнологиях на губернаторских выборах с участием рокеров, «голосуй или проиграешь» регионального масштаба. Сейчас наконец-то эта пьеса экранизируется — своевременно, потому что предвыборная кампания уже началась, и абсолютно не вовремя — губернаторов теперь не выбирают, а назначают. С корреспондентом Time Out Леонид (Алексей) Барац, Ростислав Хаит,Александр Демидов и Камиль Ларин разговаривали на съемках экранизации «Дня радио», полные радужных надежд на успех фильмов.


Почему так много времени прошло между успехом ваших театральных проектов и началом работы над фильмом?

Леонид (Алексей) Барац: Не предлагали. Мы ведь не занимаемся кино,мы люди театра. Но вот появился продюсер, принес реальные деньги, и мы сделали фильм.

Ростислав Хаит: А потом, поняв, что в перспективе это может принести нам еще больше денег,мы решили сами снять «День радио». Погнались за длинным долларом.

Александр Демидов: Пока только стоим на старте, еще не погнались.

РХ: Нет, уже погнались: снимаем же.

Л(А)Б: Я лично уже погнался.

А как появилась идея «Дня выборов»?

РХ: «День выборов» мы делали на волне успеха «Дня радио». Мы понимали, что в любом случае нужно делать продолжение, обсудили это с Алексеем Кортневым (солист группы «Несчастный случай» участвовал в «Дне радио» и «Дне выборов». — Прим. Time Out). Сейчас у нас фильм фактически приурочен к думским выборам, четыре года назад все было точно так же.

Камиль Ларин: Хотя у нас речь идет о выборах губернатора, которые отменили.

За четыре года произведение перешло в область научной фантастики…

АД: Нас сейчас многие винят в этом.

Л(А)Б: Я понял, какой жанр у нашего фильма: это историческое кино. Когда мы писали, отмены губернаторских выборов предположить никак не могли. И сейчас, когда выходит фильм, получается, что мы в общем-то за отмену, хотя это не так.

АД: У нас показаны плохие выборы. Это вакханалия, профанация демократии.

Л(А)Б: На самом же деле мы определенно за выборы. Это наша позиция, о которой продюсеры нас просили, правда, помолчать до премьеры. Но раз уж вы спрашиваете…

Насколько вообще факт отмены задел вас как художников?

Л(А)Б: Мы стараемся не лезть в политику, но отмена выборов нас удручает. Как и любая несвобода, любые запреты…

РХ: Конкретно на нас как художников она не влияет. Вот как граждане страны мы это понимаем, и достаточно активно…

Л(А)Б: Нет, ну и как художников тоже. Три года подряд мы пишем сценарий вручения премии «Серебряная калоша». В последний и предпоследний годы мы писали с оглядкой, мол, «вот это, наверное, не надо, вот это тоже». Возвращаясь к «Дню выборов», я думаю, что, например, песню «С нами Путин и Христос» Кортнев в сегодняшних условиях просто не стал бы писать.

РХ: Кстати, в фильме ее нет.

Л(А)Б: Он бы не стал ее писать из-за ощущения, что можно, а чего нельзя. Никто нам не говорил: «Нет, ребята вот это вы ни в коем случае!» В спектаклях своих мы делаем все, что хотим.

РХ: Вообще оборот «нас как художников» звучит слишком вычурно.

Правда ли, что в вашем самом новом спектакле «Быстрее, чем кролики» вы немного отошли от формата «Дней»?

Л(А)Б: Этот спектакль просто на более серьезные темы, при этом ничуть не менее смешной, чем прошлые. Вряд ли можно говорить, что прямо-таки изменили себе. Просто слегка поменяли тему.

А что для вас в принципе важнее: юмор или некий месседж, который вы посылаете аудитории?

Л(А)Б: Тут важен баланс. Юмор без месседжа, безличностный юмор — это какоето кривляние.

РХ: Мы ставим себе сверхзадачу: добиться, чтобы у нас было смешнее всех, не опуская планку художественного вкуса.

Л(А)Б: У нас нет какой-то четкой градации. Изначальная большая идея может быть как идеей формы, так и идеей содержания. Вот «День радио» был в чистом виде идеей формы: придумали воссоздать эфир музыкальной радиостанции, чтобы это происходило на сцене, дальше мы наполняли его всевозможными смешными фразами.А вот, например, в начале работы над «Быстрее, чем кролики» у нас было написано сорок страниц просто мыслей.

А насколько «Дни» коммерчески…

РХ: Попробуйте купить билеты!

Л(А)Б: Успешны настолько, что мы не понимаем вот эти крики о том, что театр не может жить без госдотаций… Это все…

КЛ: …ерунда.

Подождите, а разве вы снимаете помещение на тех же условиях, что и представители бизнеса?

Л(А)Б: Да, на вполне обычных. Мы ведь не являемся государственным театром.

РХ: Ни государственным, ни муниципальным, ни каким-либо еще. Поэтому ни под какие льготы мы не подпадаем.

АД: Либо от них отказываемся. Правда, пока не предлагали.

Л(А)Б: Дотации нужны большим художественным театрам, чтобы они имели право на эксперимент. Но, повторюсь, можно делать такие спектакли, которые будут приносить деньги, будучи просто хорошими. Или сильно плохими, но с порнографией, тоже будут деньги приносить.

Что должно случиться, чтобы успех «Дня выборов» превзошел ваши ожидания?

РХ: Миллион долларов. Лично нам.

Спецпроект

Загружается, подождите ...