Персона: Антон Коваленко
Выпускник мастерской Камы Гинкаса петербуржец Антон Коваленко два года назад поставил в Театре.doc свой первый спектакль «5-25» по пьесе Данилы Привалова и сразу привлек к себе внимание. «Подземный бог» по пьесе Александра Архипова — его вторая работа в Москве. Журналу Time Out Москва режиссер рассказал о том, за что он не любит современную пьесу.

У вас не было желания остаться в Москве после института?

Навсегда? Понимаете, меня интересует профессия, и тут — как сложится. Если есть работа и она не в Москве, то и жизнь будет там. А жить в Москве и не работать — нет смысла.

А в каких театрах в России вы хотели бы работать?

Все-таки я считаю, что человек красит место, а не место человека. Сейчас собираюсь ехать в Барнаул ставить Шекспира.

Сейчас вы ставите «Бога»…

Я бы сказал, что это такой гибрид черного колядовского начала (Архипов — ученик Николая Коляды, основателя екатеринбургской школы драматургии.— Прим. Time Out) с молодыми московскими артистами. Мы используем текст пьесы для того, чтобы, пропустив его через себя, рассказать историю. Все действие происходит в метро, и тот «репортаж», который драматург сделал в екатеринбургской подземке, мы продолжаем в Москве. И персонажи, которые в пьесе едут в метро, — это мы сами.

Какие впечатления у вас от метро? Вырыпаев, например, называет его огромной свиньей.

Для нас метро — это подсознание, то, что определяет наше восприятие. С человеком, который ездит в метро, происходит какая-то трансформация. Это как мутация животного после взрыва атомной бомбы. В Москве очень сильная «радиация», то есть излучение, которое может пагубно сказаться на жизни человеческого духа. Исамое опасное — что человек от нее мало защищен, поскольку весь сосредоточен на том, чтобы выживать.

Вы ведь уже ставили Архипова?

Да, его первую пьесу «Дембельский поезд» в Нижневартовске. Причем, пока я ее ставил, Архипов написал «Подземного бога». Честно говоря, когда мне предложили этот проект, я немного испугался — подряд ставить одного и того же автора… Но, когда прочитал, текст произвел впечатление.

В вашем послужном списке только современная драматургия?

Да, получается так. Поэтому я и хочу сейчас делать Шекспира. Та м есть то, что обогащает тебя. А современная пьеса вытаскивает все, что у тебя есть, и единственное, что можешь получить обратно, — это иммунитет против нее.

У вас такое негативное отношение к новой драме?

Если не негативное, то достаточно скептическое. Она только начинает обретать свое лицо и поэтому все время мутирует. Это какие-то вирусы за редким исключением.

«5-25» был сделан аскетично. В«Подземном боге» вы тот же?

Нет, это будет другая история. Происходит то, чего я никогда не делал, и для меня самого все неожиданно.