Интервью: Патти Смит
59-летняя рок-певица сейчас живет в Нью-Йорке со своей дочерью, пишет картины, готовит к изданию очередной сборник стихов и ненавидит Буша. На московском концерте она обещает исполнять заявки из зрительного зала. Вопросы для интервью, которое дала Time Out «мама панка», готовили его очень дальние родственники.

Александр Ф. Скляр: Как-то давно Джим Моррисон сказал, что рок-н-ролл умер. Как, по-вашему, было ли у рок-н-ролла еще одно возрождение?

Рок-н-ролл — это Феникс, сгорающий, чтобы восстать из пепла. Он умирал и воскресал неоднократно. Рок — это люди, а не какая-то конкретная эпоха.

Чача («Наив»): Как долго вы еще собираетесь заниматься музыкой? Существуют ли какие-то возрастные границы для музыканта?

Я буду заниматься музыкой до самой смерти — для творчества нет никаких пределов. Люди могут писать песни, стихи, рисовать картины до глубокой старости. Возможно, в какой-то момент я не смогу выступать, но все равно буду создавать что-то новое.

«Братья Грим»: Хочется ли вам снова вернуться в 1978 год?

Очень важно жить сейчас — не убегать ни в прошлое, ни в будущее. У меня растут дети, и очень интересно находиться с ними в одном времени.

Найк Борзов: Какой из шрамов— на теле или в душе — для вас наиболее памятен?

Смерть моего мужа (Фреда Смита из группы MC5. — Прим. ред.). Она оставила очень глубокий шрам в моей душе, я вспоминаю о нем каждый день. Многие люди, которых я любила, уже умерли, но сейчас я думаю о них не с грустью, а с радостью.

Кирилл Немоляев: Ваши творческие планы?

Я только что закончила сборник стихов. Еще я хочу написать много картин, сделать кучу фотографий, выпустить новый альбом. Он будет состоять из совместных вещей с известными музыкантами. После окончания тура я планирую записать для него первую песню вместе с Red Hot Chili Peppers. Новые планы появляются у меня каждый день, это беспрерывный процесс.

Спецпроект

Загружается, подождите ...