Жан-Люк Годар переехал на наше телевидение
3 декабря исполняется 80 лет великому кинореволюционеру и основоположнику «новой волны» Жан-Люку Годару, который в 1965 году в своем «Альфавиле» написал собственную эпитафию: «Тебя ждет судьба худшая, чем смерть. Ты станешь легендой».
Известно: все дурное, что говорят о Годаре, — правда. Его приступы гнева на съемочной площадке стали легендой. Работать с ним мечтают многие. Всем позарез нужен его фильм, но, как оказывается, не тот, который приходится с ним делать. Стоит дополнить дружеские отношения с актерами рабочими, дружбе приходит конец. Джейн Фонда и Ив Монтан поссорились с ним в ту самую минуту, когда приступили к съемкам фильма «Все в порядке», к концу первого съемочного дня «Короля Лира» с ним перестал разговаривать Норман Мейлер. Работавший на «Альфавиле» оператор Рауль Кутар говорил, что Годар «хотел бы ртом зажевывать пленку, а из задницы чтобы она вылезала уже проявленная — и тогда бы ему вообще никто не нужен был». В этом году Годару присудили «Оскар» за особый вклад в киноискусство, киноакадемики отметили его влияние на независимое американское кино — Мартина Скорсезе, Романа Полански, Стивена Содерберга, Вуди Аллена и Квентина Тарантино. Но престарелый мэтр на церемонию не приехал: кому охота пересекать океан ради «куска железа»?

На этой неделе отдаем должное Мастеру и смотрим его фильмы: «Мужское — женское: 15 точных фактов» (вторник, 23.50—1.35, Культура), «Две или три вещи, которые я знаю о ней» (среда, 23.50—1.25, Культура), «Уик-энд» (четверг, 23.50—1.35, Культура). Все киноленты предваряют комментарии Кирилла Разлогова — он расскажет о радикальных киноэкспериментах Годара, об отказе от устоявшегося стиля съемки и предсказуемости сюжета, об уходе из игрового кино и создании «группы Дзиги Вертова». Завершает ретроспективу показ фильма«Моцарт навсегда» (воскресенье, 22.00—23.45, Культура) о человеке искусства в современном мире, раздираемом социальными и политическими катаклизмами. В гостях у Разлогова режиссер Сергей Соловьев рассуждает о феномене самого Жан-Люка Годара — эдакого «кинематографического Моцарта» — и объясняет, почему любит эту ленту больше других годаровских шедевров.

Спецпроект

Загружается, подождите ...