Котенок в сапогах. Интервью с Киллианом Мерфи
Вообще-то мужчины с Марса. Но ирландскому актеру Киллиану Мерфи в фильме «Завтрак на Плутоне» пришлось сыграть другой мужской тип, переодевшись в женское платье и встав на шпильки. Энтони Кауфман (Time Out New York) встретился с актером, недавно ставшим отцом, и выяснил, что тот полюбил и своего героя-трансвестита, и его меховой жакет.
«Ты играешь одних уродов и подонков», — весь прошлый год твердили знакомые и родители Киллиану Мерфи, сыгравшему жутких психов-убийц в фильмах «Бэтмен: Начало» и «Ночной рейс». Теперь они могут быть довольны — в драме «Завтрак на Плутоне», снятой режиссером «Интервью с вампиром» Нилом Джорданом, Мерфи наконец-то достался положительный персонаж. Он играет развеселого и равнодушного к косым взглядам трансвестита, который сбежал в 70-е годы из Ирландии, взбудораженной кровавой борьбой за независимость, в глэм-роковый Лондон.

«Не могу сказать, что я снялся в этом кино для того, чтобы мне никогда больше не предлагали роли негодяев», — размышляет 29-летний Мерфи, попивая кофе во дворике отеля в Торонто, куда он приехал на кинофестиваль. По словам актера, он согласился играть Патрика Брадена по кличке Котенок — мужчину в парике и горжетке, который ищет когда-то бросившую его маму, — потому что такой случай выпадает только раз в жизни.

Трансвестит в исполнении Киллиана Мерфи меняет образы как перчатки — от кожаного костюма террориста до наряда в стиле Покахонтас. До «Завтрака на Плутоне» актер не имел дела с такими людьми: «Обычно, готовясь к роли, знаешь с чего начинать. Здесь же у меня не было ни одной отправной точки для создания образа». Киллиану пришлось найти трансвестита, который согласился приодеть его и провести по ночным клубам, чтобы актер составил представление о психологии своего героя.

«Я подметил, что все травести очень остры на язык. Это потому, что они постоянно вынуждены отбиваться от сыплющихся со всех сторон оскорблений, — говорит Мерфи, живущий в Лондоне со своей женой Ивонн и новорожденным сыном Малачи. — Еще очень часто они ведут себя как злобные стервы, но и это — защитный механизм. Котенок точно такой же — ему слишком часто пытались причинить боль, вот он и напялил на себя непробиваемый панцирь». Действительно, в фильме герою Мерфи приходится несладко: начать хотя бы с того, что он подкидыш. Кроме того, Котенок часто подвергается побоям, а один раз его чуть не изнасиловали. Но все неприятности он переносит без капли отчаяния, с детской уверенностью в завтрашнем дне.

Киллиан Мерфи, поклонник режиссера Джордана и писателя Патрика Маккэйба, роман которого лег в основу сценария, пришел на прослушивание для этой роли четыре года назад. Джордан поначалу отказал ему, но Мерфи был настойчив. «Все, что нужно такому фильму, как “Завтрак на Плутоне”, — очень увлеченный актер на главную роль, — говорит Джордан. — Я долго испытывал Киллиана, и он бодро все это выдержал. Потом я затянул с началом съемок — все шлифовал сценарий. И все это время Мерфи торопил меня: “Скорей! Скорей! Мы должны снять этот фильм. Я состарюсь, пока ты примешь решение!”».

Когда съемки наконец начались, Мерфи ушел в них с головой. «Я полюбил макияж. Полюбил наряжаться как фрик. Мне нравилось эффектно выглядеть, — говорит он.— Я полагаю, что в этом мой герой и черпает свою энергию. Желание быть заметным, ярким и привлекать внимание помогает ему жить». Любимым предметом одежды Мерфи стал меховой жакет, который Котенок носил в самые трудные времена. А несдержанность героя даже повлияла на собственную жизнь актера. «Вообще я не пью во время съемок, но тогда я жил с постоянным ощущением вечеринки, — вспоминает он. — Меня закружило помимо моей воли. Это все Котенок виноват».

В 70-х Лондон, показанный в «Завтраке», переживал эпоху глэм-рока и экспериментов, которые молодые люди проводили со своим внешним видом и сексуальностью. «Андрогинность рок-кумиров того времени — Дэвида Боуи, Мика Джаггера и Марка Болана — раскрепощала людей. Тогда у каждого было полное право одеваться так, как он хочет, — говорит Мерфи. — Вероятно, каждый модник или фрик хотел бы жить тогда в Лондоне».

Но актер, в 17 лет создавший с младшим братом рок-группу, проникся только беззаботным духом того времени. Жестокие и кровавые события, развернувшиеся в Ирландии 70-х, почти не коснулись его. Он родился в 1976 году в богатом городе Корке, расположенном на юге страны, и ничего не запомнил о том периоде, когда его родина раскололась на два лагеря. «Я, конечно, видел хронику тех событий по телевизору, но она оставляла меня равнодушной. Меня мало заботит политика, и уж точно я не собирался вступать добровольцем в Республиканскую армию, — лениво говорит он, ложечкой чертя какие-то знаки на кофейной гуще. — Возможно, потому, что я жил не в той части Ирландии. Но все мои сверстники, родители и их круг знакомых — средний класс — не могут взять в толк, как случилось, что ирландцы пошли на кровопролитие из политических целей. Я против насилия».

Звучит так, будто Мерфи заразился от Котенка бесхитростностью. «Это просто невероятно — сыграть героя, который настолько добр и мягок, — с воодушевлением возвращается к обсуждению своего персонажа Киллиан. — У Котенка нет недостатков. Разве что… он очень странно одевается».

Спецпроект

Загружается, подождите ...