Честная Йо. История Суми Йо
Герберт фон Караян говорил про нее: «Голос свыше». В Москве впервые дала сольный концерт кореянка Суми Йо — всемирно известная оперная примадонна. Корреспондент Time Out Москва позвонил восточной диве в Рим и узнал, что прославленное сопрано собирается спеть на русском.

"Суми Джоу-у-у!" — на английский манер пропевают имя певицы оперные критики и по-детски закатывают глаза, словно речь идет о чем-то сладком и ароматном. Голос южнокорейской дивы сравнивали с золотым эликсиром, с медом и карамелью — с чем только не сравнивали, чтобы описать ее округлое сопрано, стремглав взлетающее на высокие ноты и не знающее страха в головоломных ариях Беллини, Доницетти и прочих мастеров бельканто. Впрочем, даже когда Суми Йо не поет, а просто говорит в телефонную трубку, прорываясь через помехи между Москвой и Римом, где она в данный момент находится, ее голос все равно обращает на себя внимание — у нее звонкий девичий смех и вкрадчивые интонации.

"Считаю ли я себя примадонной? — со смехом переиначивает первый вопрос Суми и продолжает неожиданно серьезно: — Да, мне хотелось бы верить в то, что я принадлежу к той высшей категории оперных исполнителей, которым подходит этот титул". Она не кокетничает: каждый, кто хоть немного знаком с фактами ее биографии, подтвердит, что она — примадонна. В ее портфолио — контракты с нью-йоркской Metropolitan Opera, Лондонской Королевской оперой Covent Garden, миланской La Scala, а также обложки крупнейших оперных журналов, эксклюзивный контракт с лейблом Warner Classics и несколько сайтов, созданных ее фанатами по всему миру. Тем не менее последнее время она не слишком часто светится на важных фестивалях и кажется более замкнутой, нежели раньше. "Нет, у меня не стало меньше приглашений, — предвосхищает певица мое недоумение по этому поводу. — Просто я устала мотаться по всему свету и жить на чемоданах. Сейчас мне интереснее делать сольные программы, где я завишу исключительно от себя. Это та свобода, которой я добивалась много лет". Действительно, примадонна должна быть одна — только solo.

В облике Суми Йо причудливо сочетаются черты великих див прошлого и прагматичных оперных певцов современности. Она может быть гламурной барышней, участвуя в фотосессиях для глянцевых журналов и поражая экстравагантными платьями на сольных бенефисах. Но, в отличие от других звезд, не чурается режиссерских экспериментов на сцене, позволяя обряжать себя в неприглядные лохмотья или простенькие сарафаны. Артистка безупречно отрабатывает условия самых кабальных контрактов — в крупных театрах певцов изводят по шесть недель репетициями, спевками и прогонами. Но может и неожиданно испариться, заставив искать себя по всему земному шару, — после одного спектакля в Сиднейской опере она улетела в неизвестном направлении, и менеджер сходил с ума, не зная, где ее искать. Коронные партии певицы — в операх бельканто, от Лючии ди Ламмермур в одноименной опере Доницетти до Джильды в "Риголетто" Верди. Но она с не меньшей охотой поет музыку барокко, французские романсы, джаз и мюзиклы. И, что удивительно, всегда и везде демонстрирует безупречное знание стиля: в Генделе и Вивальди даст фору самой Чечилии Бартоли, а в шлягерах Ллойда Уэббера утрет нос Саре Брайтман — на том простом основании, что у нее лучше поставлен голос и есть отточенная годами техника дыхания.

Объездив полмира, Суми ни разу не была в России и своего московского дебюта ждет с таким нетерпением, с каким дети жаждут поездки в Диснейленд. "Я так много слышала о вашей стране… — Кажется, на другом конце телефонной линии сейчас начнется лирическая ария. — Я недавно выступала в Сеуле с Дмитрием Хворостовским, он настоятельно рекомендовал мне начать петь русскую музыку. Она подойдет к моему голосу и вообще здорово было бы попробовать, как вы думаете?". Конечно, Снегурочка или Марфа из "Царской невесты" с восточным разрезом глаз — немного непривычно поначалу, но были же в истории оперы и чернокожие цыганки Кармен, и Чио-Чио-сан с гордым римским профилем, и великовозрастные многопудовые Золушки. Так что всеядное оперное сообщество примет ее с распростертыми объятиями. Но сначала потребует той роли, которую от нее ждут уже много лет — куртизанки Виолетты в "Травиате". "Да, в 2007 году я наконец попробую "Травиату", — говорит Суми Йо. — Но я перфекционистка по натуре и пока не буду уверена, что мой голос идеально соответствует этой партии, на сцену не выйду".

Однако самую известную арию из "Травиаты" уроженка Сеула все же исполнит в финале своего российского дебюта с оркестром Московской филармонии. До нее прозвучат фрагменты из тех опер, в которых Суми Йо выступала по всему миру, — так сказать, краткая энциклопедия ее триумфов, прошлых и будущих. Лючия ди Ламмермур, Джульетта, Линда ди Шамуни, Розина — такой мощной инъекции бельканто Москве вполне хватит до следующего приезда Суми Йо. А она обязательно вернется. Хотя бы для того, чтобы похвастаться своими русскими ариями — Суми Йо привыкла, что ее желания исполняются, как и пристало настоящей оперной диве.


ТРИ ФАКТА О СУМИ ЙО

Против "Нормы"
Корейская примадонна принадлежит к узкому кругу артистов, открытых легендарным немецким дирижером Гербертом фон Караяном, некогда самой могущественной фигурой в мире классической музыки. (В числе других — Чечилия Бартоли, Йо-Йо Ма, Анна-Софи Муттер.) В 1987 году Караян пригласил 23-летнюю Суми исполнить небольшую партию пажа Оскара в опере Верди "Бал-маскарад" на Зальцбургском фестивале. Восхитившись голосом молодой певицы, маэстро предложил ей записать "Норму" Беллини и был удивлен, услышав твердый отказ, — молодая дебютантка утверждала, что еще не готова к такой значительной роли. Такой ответ мог стоить Суми Йо карьеры — Караян не привык слышать "нет", тем более когда предлагал кому-нибудь столь крупный проект. Но обаяние певицы и ее умение обходить острые углы помогли избежать конфликта.

Скандал в Сиднее
В2001 году Суми Йо пела в Сиднейской опере, одинаково славящейся на весь мир своей великолепной архитектурой и гнусной акустикой. После одного из спектаклей примадонна на протяжении двух часов раздавала автографы, а затем удалилась к себе в отель. На следующее утро дирекция решила связаться с певицей и пришла в полное недоумение, когда телефонистка отеля сообщила, что г-жа Йо несколько часов назад выписалась из своего номера. Директор театра тут же связался с агентом певицы в Нью-Йорке, который пришел в шок от этой новости и сказал, что его подопечная не сообщала об отъезде и планировала завершить всю серию спектаклей. Желая спасти ситуацию, он объявил, что Суми Йо покинула Сидней, так как была беременна, что было заведомой ложью, но теоретически могло аргументировать ее внезапный отъезд и спасти от больших неустоек, связанных сневыполнением условий контракта. Объявившаяся спустя пару дней героиня истории опровергла свою беременность, сослалась на плохое самочувствие, но истинной причины своего внезапного исчезновения так и не объяснила.

Шестой элемент
Когда в прокат вышел фильм Люка Бессона "Пятый элемент", армия поклонников Суми Йо долго возмущалась тем фактом, что их любимицу не пригласили озвучить партию Плава Лагуны — оперной дивы эпохи компьютерных технологий,эпизод выступления которой стал одним из самых ярких в картине. Действительно, феноменальная техника корейской певицы и ее фантастические верхние ноты делали ее идеальной исполнительницей этой партии. Голос Суми Йо тем не менее задействован в другой известной ленте, снятой спустя два года после "Пятого элемента", — это она поет небесно чистым сопрано в ленте Романа Полански "Девятые врата".