Эми Уайнхаус
Туту, приятелю музредактора Time Out London Эдди Лоренса, удалось пробраться на подпольный концерт Эми Уайнхаус.

Если честно, когда я подходил к тому месту, где должен был состояться подпольный концерт Эми Уайнхаус, я не знал, что думать. Если о выступлении не догадывался даже ее менеджмент, не факт, что Эми вообще объявится, не то что споет. Так думал я, а в зале становилось все страньше и страньше. Пение в воздухе разливалось, спору нет, но немного не того тембра, который ожидался. Я даже слегка растерялся, пока не понял, кто поет. А это был Митч, отец Эми. Оказалось, что это у него сегодня бенефис.

Не успел я рта раскрыть, как услышал знакомый голос, и он был адресован мне: «Смешной у тебя пиджак!»

Да, выглядела она даже более замороченной, чем обычно, но лед был быстро растоплен, когда она спросила, как меня зовут, а мне показалось вежливым задать встречный вопрос. «Всех вас одно и то же интересует… Мое имя! Я Эми». Больше всего поражало, насколько это в ее природе — чувствовать новых людей. Она была одновременно расслабленна и постоянно начеку. В удивительно обаятельной манере хулиганистой школьницы она повела меня к пожарному входу покурить. Там она и поведала мне о своей неизбывной любви к джазу и свингу. «Это саундтрек к моему детству. Митч так часто пел мне Фрэнка Синатру, что я иногда даже в классе начинала петь. Это притом что любила-то я всегда Тони Беннетта».

Звериное какое-то обаяние. Особенно после пары-троек бокальчиков. «Мы с моей ба постоянно друг друга подкалывали. Ба была большой фанаткой Синатры. А для меня Беннетт — ну, был лучшим из лучших». Ну а потом, понятно, догнавшись, она узурпировала сцену у своего отца, просто-напросто вырвав микрофон у него из рук. Сказать, что Эми потрясла меня до глубины души, было бы преувеличением, но это было хорошо. Чувствовалась уверенность, которая делала Уайнхаус вовсе не похожей на ту упоротую девочку с ютьюбовских роликов. После того как она спела синатрину «Fly me to the Moon» и ушла со сцены, мы поговорили о ее грядущем альбоме. «Я сейчас продолжаю писать. Но теперь перешла от количества к качеству. Так что вряд ли на третьей пластинке будет больше дюжины треков. Я раньше писала по четыре песни в день, но все сжигала, потому что это были плохие песни». В общем, пока неясно, скоро ли мы увидим новый альбом, но в одном можно быть уверенным — Эми еще та!